Содержание

работа в декрете через Инстаграм

Согласись, очень здорово работать из дома, находясь постоянно рядом с ребенком. Но все ли так гладко? Как «кидают» в сети и от каких объявлений о работе в интернете молодым мамам нужно держаться подальше?

Работа в интернете для мам: жестокая реальность

Меня зовут Надежда Правдина. Это мой псевдоним, так как я не желаю,  чтобы мое реальное имя ассоциировалось у вас с печальным опытом работы в интернете. Хочу рассказать свою историю, чтобы другие не стали жертвой масштабного обмана.

Я молодая мама. Недавно поняла, что могу выделять 3-4 часа в день для дополнительного заработка, пока сын спит.  Помимо дохода, это еще и способствует хоть какому-то развитию, которого так не хватает в декрете.

Наверное, многие замечали, что популярная социальная сеть Instagram кишит аккаунтами с названиями:  «Работа для мам в декрете», «Работа для онлайн», «Работа в Instagram», «Работа в интернете». Часто подобные странички настойчиво добавляются к вам в друзья, предлагают легкий заработок с минимумом усилий.

На первый взгляд можно решить, что владелец аккаунта действительно зарабатывает несколько сотен гривен в день, ничего толком не делая. На его странице размещены скрины о приходе денег, лестные отзывы, лайки под фото, комментарии, а подписчиков более трех тысяч. В описании, скорее всего, будет написано так:  успешная мама в декрете,  доход от 300 грн. в день, быстрое обучение,  не сетевой бизнес, занятость 3-4 часа в день.  Заманчиво!  То, что мне нужно,  думала я.

Что нужно делать для работы в интернете?

Пообщавшись с «успешной мамой в декрете», я узнала суть работы. Итак,  есть специальная программа для накрутки подписчиков, лайков, комментариев в Инстаграм. Купить данную программу, чтобы зарегистрироваться самостоятельно, — не получится. В нее можно попасть только по реферальной ссылке того, кто там уже зарегистрирован. Поэтому для старта работы нужно купить эту ссылку. Как потом на этом предлагают заработать? Можно продавать ссылку,  можно с помощью программы (за установленную стоимость) накручивать подписчиков и лайки другим, можно раскручивать свою страницу и брать деньги за рекламу на ней.   Допустим, если в программе накрутка стоит  12грн., можно назвать ценник в 100 грн. Звучит интересно.

Что я получила, согласившись работать в Инстаграм?

Купила ссылку за 300 грн. Мне отправили ссылку на регистрацию,  документы с разъяснением, как создать рабочую страницу в Инстаграм, что писать, а что не указывать, как искать покупателей, добавили в общий viber чат, где общаются все, кто в этом участвует. Первый день я разбиралась, что к чему. У меня была эйфория от того,  что я сейчас начну грести деньги лопатой. На словах все было прозрачно и легко. Но когда я увидела этот бизнес изнутри, эйфория прошла.

В чем обман работы в Instagram?

Оказывается, подписчики, лайки, активные комментарии в аккаунте «успешной мамы в декрете», — накрученные ботами. Не живыми людьми. Если детальнее посмотреть на подписчиков, то станет ясно, что почти все аккаунты или давно не активны, или их ведут люди из других стран. Соответственно, реальной заинтересованности нет. «Успешная мама в декрете» еще и вносит свои деньги в программу за эту накрутку.

Отзывы и благодарности пишут друг другу сами участники того чата! Скрины из приложения о приходе денег на карту (преподносится как заработок!) тоже берутся из того же чата. Кто-то один получил 300грн, отправляет скрин в чат, а другие его размещают у себя на странице, как свой. И подпись: «Сидела на маникюре, и тут деньги пришли» или «Играю с ребенком, а деньги приходят». Скрины даже распределяются на тип телефона: андроид или айфон, так как картинки будут разными. Создается иллюзия того, что «успешная мама в декрете» действительно легко зарабатывает. На что я и клюнула.

Читай также:  Блогер-мотиватор: секреты мамы, которая всех вдохновляет

Далее. Программа накручивает не реальных подписчиков. Грамотный владелец бизнеса не станет портить репутацию своего продающего аккаунта дешевой накруткой ботами. Разработчики Instagram строго за этим следят и могут заблокировать страницу. То есть продать ссылку можно только наивным, как я. А таких, судя по количеству участников чата, не мало. Вот только когда начинаешь задумываться обо всем этом, деньги уже никто не вернет. Часто программа зависает, не загружается или накручивает очень медленно, что мешает работе, если ты уже решилась ею воспользоваться.

Когда создана и наполнена мотивирующими слоганами и картинками рабочая страница, остается найти неосведомленных людей и впарить им ссылку. Чтобы хоть как-то раскрутить свою страницу, и люди поверили, что это не «обман», нужно искать блогеров, которые расскажут о вас своим подписчикам. За это тоже надо отдать 300-400 грн и больше. Сумма зависит от популярности блогера. К тому же, у него тоже могут быть накрученные боты и реклама не сработает.

Что мы имеем?

Данный бизнес — это замкнутый круг обмана. Никаких легких денег.  Посудите сами, нужно купить доступ к программе за 300грн. Создать рабочий аккаунт, оплатить и накрутить ботов, ежедневно наполнять страницу разными картинками, писать кричащие тексты, затем заплатить за мнимую активность (накрутить себе же лайки и комментарии), найти достойных блогеров, договориться о рекламе и заплатить им из своего кошелька. И только после этой ежедневной масштабной работы можно уговорить  заинтересованного человека купить ссылку. Это все занимает не 3-4 часа, а намного больше. Еще и вложить нужно прилично. Вот и вся суть.

Читай также:  Мама-онлайн: блогер и дизайнер

Дорогие мамы, прошу, будьте внимательны, не попадайтесь на эту уловку. Теперь я сижу с купленной ссылкой и осознанием того, что этот случай будет мне уроком. Легких денег не существует. Особенно, если бизнес не приносит пользу людям. Лучше бы время, которое я потратила на всю эту «работу», я потратила на сына.

Фото: depositphotos

Вся правда об удаленной работе

Неужели тысячелетняя мечта всех времен и народов наконец-то осуществилась? Путешествовать по всему миру и одновременно зарабатывать деньги – это ли не тайное желание офисных «крыс» и обычных работяг? Если спросить сегодня людей, как они представляют себе понятие «удаленная работа», большинство ответит, что это отдых в шезлонге на пляже с «Маргаритой» в одной руке и одновременная работа на ноутбуке другой. Так ли все радужно на самом деле, как рисует воображение? Ниже приведены основные мифы и реальные факты об удаленной работе, ознакомьтесь с ними.

Кто такие «цифровые кочевники»

Для многих работников по найму понятие «фрилансер» часто ассоциируется со словом «бездельник». Ведь, действительно, как это можно ни перед кем не держать ответ за выполненную работу, посвящать ей всего несколько часов в день и при этом зарабатывать деньги на путешествия по свету. Самые, что ни на есть бездельники, и за что им только деньги платят, небось занимаются мошенничеством в интернете.

На самом деле, у «цифровых кочевников», так называют себя фрилансеры, рабочий день может длиться от 10 до 16 часов. Во многом это зависит от качества Wi-Fi, а также объема возложенных задач.

Сегодня уже миллионы человек так или иначе работают удаленно, и далеко не все они сидят на пляжах экзотических островов с ноутбуком на коленях. Если верить статистике, то по ее скромным подсчетам более миллиарда «цифровых кочевников» будут зарабатывать исключительно через интернет к 2035 году.

Итак, изучим основные мифы об удаленной работе и действительности, в которой обитают фрилансеры.

Миф первый: пляж и Wi-Fi

Следует сразу огорчить любителей пляжного вида заработка через интернет в шезлонге с мартини в руке. Это не более, чем рекламный трюк некоторых компаний, занимающихся рекрутингом консультантов в свои ряды. Как правило, даже на самых «продвинутых» курортах мира (а мы знаем, что они не каждому фрилансеру по карману), Wi-Fi на берегу моря очень слабый, если он вообще есть.

Так что, мысль о совмещении приятного отдыха с полезной деятельностью сразу стоит отмести в сторону. Большинство «цифровых кочевников» работают в кафе, где есть Wi-Fi, но в них без заказа так просто не посидишь, так что эти расходы следует учитывать заранее. Спустя пару часов такой деятельности самонанятому работнику приходится перекочевывать в следующее заведение с Wi-Fi и так может быть весь день.

Некоторые фрилансеры умудряются работать в фойе гостиницы, в которой они снимают номер или в арендуемой комнате. Такова действительность, но столь мелкие трудности не могут остановить путешественника и свободного от стен офиса «цифрового кочевника».

Миф второй: частые переезды

Эта «сказка», благодаря которой тысячи людей покинули безопасную офисную гавань и пустились по непредсказуемому морю фрилансерства. Именно тяга к путешествиям и свободе заниматься тем, что умеешь или любишь больше всего, толкает добропорядочных работников по найму на поиски экзотических мест на планете.

Как показывает действительность, частые переезды и работа фрилансера – это трудно совместимые вещи. По статистике, 90% свободных работников оседают на одном месте от 3 до 5 месяцев. Весьма трудно зарабатывать деньги, находясь все время в пути, вот и живут фрилансеры в выбранном городе (стране), претворяя свои проекты в жизнь, а после их реализации двигаются дальше.

Та же статистика говорит о том, что фрилансеры редко посещаю более 5 стран в год. Чаще всего, это переезд в соседнее государство (или на другой остров).

Миф третий: баснословные заработки

А теперь самый главный вопрос: стоит ли становиться «цифровым кочевником» и сколько при свободном образе жизни можно заработать? Мифы говорят о баснословных суммах (в долларах, конечно), которые получают фрилансеры, попивая мартини на берегу.

Как оказывается на самом деле, имея навыки работы в интернете или продвигая собственный стартап, реально зарабатывать от 1000 до 3000$ в месяц. Некоторые начинают с меньших заработков (300-500$), хотя есть примеры, когда доходы фрилансеров превышают 7000$ в месяц. Статистика утверждает, что таковых всего 5-10%.

Можно сделать следующий вывод из этого мифа: зарабатывать удаленно – это действительно реально. При этом следует взвесить все «за» и «против»:

  • Если ваш заработок на этот момент составляет 500 — 1000$, стоит ли пускаться во все тяжкие и ехать в неизвестность?
  • Оцените стоимость своих навыков, не уходя с основной работы, или их востребованность у заказчиков.
  • Составьте хотя бы приблизительный план возможных доходов и расходов, и если первые ожидаются выше вторых, то можете паковать чемоданы и выбирать место на карте.

Миф четвертый: фриланс или удаленная работа по контракту

Если опять обратиться к статистике, то она утверждает, что 40% фрилансеров работают удаленно по контракту или в качестве свободных сотрудников на какую-либо компанию. Многие «цифровые кочевники», кто не продвигает собственный бизнес или продукт, признаются, что готовы к сотрудничеству с работодателем, но только удаленно. Оказывается, вкус свободы мотивирует многих людей больше чем деньги.

Правда: самые востребованные фрилансеры

Если вы твердо решили стать «птицей свободного полета», то вам следует знать, какие сегодня профессии во фрилансе востребованные и высокооплачиваемые. Они перечислены ниже в порядке от самых «дорогих» и нужных до менее популярных, но также хорошо оплачиваемых:

  • Программисты.
  • Контент-менеджеры и копирайтеры.
  • Переводчики.
  • SEO и SMM специалисты.
  • Тренеры, коучи, консультанты (по финансам, бизнесу).
  • Бухгалтеры.
  • Рекрутеры.

Выбирайте, в чем вы лучший, и дерзайте.

Нашли нарушение? Пожаловаться на содержание

Неожиданная правда о работе из дома

Согласно статистике (1), за последние десять лет число людей, работающих удаленно, увеличилось на 115%. Однако такая модель подходит не каждому сотруднику и не каждому работодателю. Мэтью Дженкин (Matthew Jenkin) рассматривает достоинства и недостатки работы на дому и делает неожиданные выводы.

 

Если вы работаете удаленно, вам не нужно соблюдать дресс-код. Вы сами выбираете удобный для себя график и не тратите каждый день время на дорогу до работы. А еще вам завидуют офисные сотрудники, которым такие преимущества недоступны. Перспектива сменить деловой костюм на пижаму звучит заманчиво, но как это отражается на вашей продуктивности?

Сегодня рекордное число людей в США (2) и Великобритании (3) работает из дома. Эксперты считают, что в будущем таких сотрудников станет еще больше. Исследователи бостонской консалтинговой фирмы Strategy Analytics так оценивают ситуацию: доля сотрудников по всему миру, работающих удаленно, вырастет с 38,8% в 2016 году до 42,5% в 2022 году (4). Также в исследованиях говорится о том, что через 10 лет работать удаленно будет каждый третий (5).

В таких прогнозах нет ничего удивительного. Опрос американского сайта для поиска работы FlexJobs за 2017 году показал, что 81% сотрудников считает работу на дому самым привлекательным преимуществом гибких условий труда (6). Все больше и больше компаний идут навстречу новым требованиям, предлагая сотрудникам удаленную работу или работу на дому. В 2017 году компания Amazon объявила, что к концу года наймет 5000 дистанционных сотрудников (7), а в Apple недавно разместили вакансии, предполагающие работу из дома (8).

Больший уровень вовлеченности

На первый взгляд, работа из дома имеет весомые преимущества. Все больше исследований подтверждают, что сотрудники, работающие удаленно (в том числе из дома), демонстрируют более высокую эффективность при выполнении повседневных задач, чем их офисные коллеги. В 2014 году было проведено исследование среди сотрудников китайского турсервиса Ctrip, в ходе которого сравнивалась производительность сотрудников, регулярно работающих удаленно, и тех, кто работал исключительно в офисе. Результат удивляет: удаленные сотрудники делали на 13,5% больше звонков с предложением услуг в сравнении со своими офисными коллегами (9), практически выполняя две дневные нормы. Они увольнялись в два раза реже офисных сотрудников, а уровень их удовлетворенности работой был выше.

Согласно результатам опроса, проведенного среди американских дистанционных сотрудников в 2016 году, примерно 91% людей, работающих из дома, считают, что в офисе их производительность снижается (10). По результатам опроса Canada Life Group, удаленные работники оценили свою продуктивность в 7,7 по десятибалльной шкале, а для работников офисов открытого типа этот показатель составил 6,5 балла (11). Недавнее исследование Gallup показало, что сотрудники, работающие дома три — четыре раза в неделю, гораздо чаще чувствуют себя «вовлеченными в процесс» по сравнению с теми, кто ходит в офис каждый день (12).

Недостатки системы

Удаленная работа приобретает большую популярность, однако не все видят в этом пользу. Компания LSE провела исследование, в ходе которого были опрошены более 500 сотрудников и руководителей (13). Респонденты сообщили, что для них преимущества гибкой схемы работы со временем сошли на нет. Сотрудники постепенно перестали видеть в этом какие-либо привилегии и стали вести себя так же, как и их офисные коллеги, а производительность двух групп сравнялась.

Опрошенные говорили о недостатке профессиональной поддержки со стороны своих работодателей. Исследование выявило, что качество коммуникации между сотрудниками было низким, а возможность пообщаться с глазу на глаз возникала нечасто. В результате работники начали испытывать недовольство своим начальством, так считали, что оно тормозило их профессиональное развитие. В связи с этим снижался уровень их лояльности к компании.

К похожему выводу пришли и некоторые крупные корпорации, например IDB и Yahoo, вернувшиеся к традиционной схеме работы после снижения производительности сотрудников, перешедших на «удаленку» (14).

Одна из проблем здесь заключается в том, что психология человека, перешедшего на удаленную работу, не претерпевает значительных изменений. Если вы непродуктивны в офисе, то, скорее всего, при работе из дома ничего не изменится. При этом дома вас многое будет отвлекать: телевизор, домашние заботы или испортившаяся еда в холодильнике. Чтобы работать эффективно, необходимо выработать определенные стратегии поведения.

Исследование компании Regus за 2017 год показало, что удаленные сотрудники испытывают чувство одиночества, им не хватает общения с коллегами, они постоянно подходят к холодильнику и отвлекаются на шумных домочадцев.

Работая из дома, вы можете повысить свою производительность, но это чревато чувством изолированности и одиночества

 

Общее рабочее пространство

Чтобы решить данную проблему, следует найти такое место, которое имело бы все преимущества работы из дома, но при этом не позволяло сотруднику отлынивать. Неудивительно, что вместе с ростом популярности удаленной работы выросла потребность в коворкинговых пространствах, где члены коллектива могли бы работать вместе и устанавливать полезные социальные контакты с людьми, имеющими схожие интересы. В 2017 году в мире насчитывалось 15 500 коворкингов (15). Для сравнения: в 2016 году их было 12 100, а в 2018 году эта цифра увеличится до 18 900.

Барнаби Лэшбрук (Barnaby Lashbrooke), разработчик виртуального помощника Time etc. (16) и владелец соответствующего сервиса, уверен, что офисные пространства еще долго будут оставаться востребованными и многие люди наиболее продуктивно работают именно в офисе. Лэшбрук сразу понял, что не для всех сотрудников его компании работа на дому является оптимальным решением. От офиса он решил не отказываться, однако позволил сотрудникам работать удаленно по желанию. Лэшбрук считает, что некоторые компании и работники слишком быстро перешли на удаленную работу, не подумав о том, что такая схема подходит не всем.

«Не все работают эффективно, постоянно находясь дома, — поясняет он. — Если вы всех поголовно заставите работать из дома, не проведя никакого предварительного анализа, то столкнетесь с реальным риском: сотрудники, которым необходима энергичная среда и общение с другими людьми, станут изолированными и малоэффективными, это плохо для бизнеса».

Одна из главных трудностей, с которой сталкиваются удаленные работники, — недостаток общения. Кудзи (Kudzi) утверждает, что традиционные офисы или коворкинги являются лучшей средой для проведения продуктивных совещаний и установления полезных деловых связей.

«Те самые беседы у кулера часто становятся источником новых знаний. В ходе такого взаимодействия сотрудники обмениваются большим количеством информации о текущем положении дел в компании, — рассказывает Кудзи. — Я думаю, что возможность время от времени приходить в офис — это важно. Даже если вы работаете на себя, все равно полезно найти время на неформальное общение с другими людьми».

В поиске баланса

Конечно, не следует полностью исключать возможность работы из дома. Речь идет о поиске оптимального варианта. Например, для проведения совещаний и выполнения работы с конкретным сроком сдачи можно использовать общее офисное пространство, а творческие задачи, требующие уединения, выполнять дома.

Такая схема сотрет психологическую границу между работой из дома и в офисе. Джуди Хеминсли (Judy Heminsley), автор лайфстайл-блога All Things Bright & Good и книги Work from Home, утверждает, что многим удаленным работникам трудно отойти от привычного графика «с девяти до шести», поэтому поначалу им проще придерживаться старого распорядка.

«Многим, с кем я общалась на тему удаленной работы, потребовалось несколько лет для того, чтобы наконец перестать работать «от звонка до звонка» — поясняет Хеминсли.nbsp— Люди работают по такой схеме со времен промышленной революции, так что эта привычка укоренилась в обществе. Когда вы только начинаете работать удаленно, у вас нет схемы, на которую можно опереться».

Бизнес-тренер Рут Кудзи (Ruth Kudzi) уверена, что рабочий день должен быть четко структурирован, где бы сотрудник ни находился физически. Только так он сможет работать дистанционно с максимальной эффективностью. «Ставьте сроки выполнения задач, делайте регулярные перерывы. Не беритесь за несколько дел одновременно, — советует Кудзи. — Нет нужды работать с девяти до шести, однако нужно определиться, в какие часы вы работаете с максимальной отдачей, и соблюдать дисциплину».

 


Мэтью Дженкин — британский журналист-фрилансер и бывший редактор Guardian Careers, веб-сайта газеты The Guardian для тех, кто находится в поиске работы или хочет сменить профессию.

Источники:

(1) https://www.flexjobs.com/2017-State-of-Telecommuting-US/

(2) http://money.cnn.com/2017/06/21/pf/jobs/working-from-home/index.html

(3) https://www.tuc.org.uk/news/home-working-fifth-over-last-decade-tuc-analysis-reveals

(4) https://www.strategyanalytics.com/strategy-analytics/news/strategy-analytics-press-releases/strategy-analytics-press-release/2016/11/09/the-global-mobile-workforce-is-set-to-increase-to-1.87-billion-people-in-2022-accounting-for-42.5-of-the-global-workforce#.Wv28O0gvw2w

(5) https://www.inc.com/suzanne-lucas/survey-most-companies-lack-a-telecommuting-policy-heres-how-to-get-yours-started.html

(6) https://www.cnbc.com/2018/01/04/the-top-25-companies-that-will-let-you-work-from-anywhere. html

(7) https://www.cnbc.com/2017/04/17/amazon-is-hiring-5000-remote-workers-this-year–but-theres-a-catch.html

(8) https://www.apple.com/jobs/us/aha.html

(9) https://hbr.org/2014/01/to-raise-productivity-let-more-employees-work-from-home

(10) https://www.forbes.com/sites/victorlipman/2016/05/02/are-remote-workers-happier-and-more-productive-new-survey-offers-answers/#32fb739e6663

(11) http://autotime.co.uk/homeworkers-more-productive-than-office-based-staff/

(12) https://www.nytimes.com/2017/02/15/us/remote-workers-work-from-home.html

(13) http://etheses.lse.ac.uk/3349/

(14) https://www.forbes.com/sites/carolkinseygoman/2017/10/12/why-ibm-brought-remote-workers-back-to-the-office-and-why-your-company-might-be-next/#6350779316da

(15) https://www.statista.com/statistics/554273/number-of-coworking-spaces-worldwide/

(16) https://web.timeetc.co.uk/virtual-assistant/index.php?kw=a%2520personal%2520assistant&ref=Google-1&gclid=EAIaIQobChMI6qne4b6N2wIVA_hRCh3CeQ8vEAAYASAAEgJNMfD_BwE

Вся правда об удаленной работе

Не только молодежь боится стать офисным планктоном. Во время опроса Gallup 2017 года 85% участников признались, что ненавидят свою работу.

Конечно, у каждого на это есть разные причины, но общим источником разочарования зачастую является отсутствие автономии. Большую часть жизни люди проводят в офисе, они делают то, что им указывают другие. На личные занятия у них в итоге остается меньше четырех часов в день. Неудивительно, почему многих искушают снимки блогеров в Instagram, загорающих на пляже.

Фото: Medium

Недавние изобретения вроде Slack и видео-конференций сделали удаленную работу реальностью. Однако если вы поговорите с цифровыми кочевниками, вы поймете, что работа из дома – не всегда решение проблемы неудовлетворенности жизнью. И зачастую она не настолько гламурна, как вам может показаться.

Насколько популярна удаленная работа?

Согласно Gallup, 43% американцев тратят какое-то время на работу из дома. Эти результаты показывают, что удаленная работа становится все более популярной в разных индустриях.

Даже страны, считающиеся более консервативными, такие как Япония, экспериментируют с гибкостью графика сотрудников. По оценкам The Wall Street Journal, ожидается, что более 10% японцев будут работать один день в неделю из дома к 2020 году.

Кто же более мотивирован: офисный планктон или удаленные сотрудники? На самом деле – люди, которые наслаждаются этими двумя мирами сразу.

Сотрудники, проводящие 60-80% времени за пределами офиса, более мотивированы, сообщает Gallup. Из этого открытия можно вынести следующее:

Важно, чтобы у сотрудников была возможность самостоятельно составлять свое расписание и общаться с коллегами в реальной жизни.

В JotForm нам нравится новая растущая тенденция, но мы не переходим на график стопроцентной удаленной работы по следующим причинам:

Недостатки удаленной работы

1. Человек может чувствовать себя одиноким

Фото: Unsplash

Поработав удаленно один год, некоторые люди понимают, что жизнь цифрового кочевника не очень подходит их личности. Они осознают, что им нужна повседневная рутина, социальный круг общения и чувство принадлежности к обществу.

Зачастую гибкость графика приводит к противоположному эффекту: нездоровому балансу между работой и личной жизнью. Очевидно, вам необязательно переезжать в другую страну, чтобы заниматься фрилансом. Многие остаются жить в своих родных городах или странах. Но они все равно очень часто чувствуют себя одинокими.

2. Отсутствие инновации

Когда речь идет о компании, нет одного решения, которое исправит все проблемы. Не стоит также делить мир на черное и белое. Вам не нужно принимать политику стопроцентной удаленной работы или заставлять сотрудников работать все время из офиса.

И хотя все-таки можно построить успешную культуру компании с командой, работающей из дома, мы поняли, что это непросто.

В JotForm сотрудники работают в небольших межфункциональных командах, и они часто проводят актуальные обсуждения и самостоятельно принимают решения. У каждой команды есть свой офис – в общем и целом, они работают как независимая компания. И зачастую огромное количество успешных идей рождаются в таких дискуссиях.

Могли ли они просто сидеть дома и писать друг другу в Slack и придумывать гениальные идеи? Вряд ли.

Фото: JotForm

Я не думаю, что компании, где сотрудники работают из дома, не инновационны, но я нахожу интересными недавние сдвиги в ведущих организациях.

Например, Мишель Пелусо, директор по маркетингу в IBM, в прошлом году объявила о намерении компании вернуть тысячи удаленных сотрудников обратно в офис. Она объяснила свое решение желанием поддерживать конкуренцию с успешными компаниями в разработке новых технологий. То же сделали Yahoo, Reddit и Samsung.

В то время как на рынке появляется все больше инновационных стартапов, важно не отставать.

3. Удаленные сотрудники боятся чувствовать себя лишними

Еще один недостаток – потенциальное восприятие того, что удаленные сотрудники не являются на самом деле частью команды.

Опрос компании Polycom показал, что 62% удаленных сотрудников боятся, что их коллеги, работающие в офисе, будут считать, что те не работают, а сидят дома и отдыхают. Как бы иронично это ни звучало, но многие исследования доказали, что удаленные сотрудники напротив продуктивнее своих коллег. Никто не хочет плохо относиться к членам команды, работающим из дома, но без общения в реальной жизни очень просто минимизировать их вклад в развитие компании.

Еще один опрос показал, что удаленные сотрудники переживают, что их коллеги будут обсуждать их за спиной, менять проекты без предупреждения и не уважать их профессиональные приоритеты.

Фото: Medium

Удаленная работа – не решение всех проблем

Конечно, MacBook Pro, чашка кофе и пляж на фоне – отличная фотография для Instagram. Однако удаленная работа может быть обманчивой.

Есть ли люди, которые очень продуктивно работают из дома? Конечно! Но я считаю, что это скорее исключения из правил.

Компании должны создать рабочую среду, которая будет мотивировать сотрудников приходить на работу каждый день и проводить обсуждения с коллегами.

Как я уже упомянул раньше, 85% сотрудников признались, что недовольны своей работой. Я подозреваю, что фриланс – не обязательно недостающий элемент для счастья этих людей. Напротив, им не хватает коллаборации, креативности и общества.

Источник.


Материалы по теме:

Как повысить эффективность работы сотрудников-миллениалов?

6 советов о продуктивности для удаленных сотрудников

Три ошибки управления удаленной командой

Шесть уроков, которые я вынес для себя за год фриланса

Вся правда о работе в интернете, The truth about work on the Internet


     Если вы зашли к нам на сайт то, скорее всего вы из простого пользователя Интернета, решили перейти в разряд тех пользователей, которые хотят зарабатывать, или пытаются заработать в Интернете, но пока не знаете с чего начать и что это вообще за работа.
О работе в Интернете ходит много слухов, сказок и всего прочего, кто то говорить что заработать в Интернете нельзя, кто то обещает что вы будете зарабатывать до 10000$ в неделю не чего не делая. Для нас это выбор золотой серединой. Работа в Интернете это очень кропотливое дело, тут надо действительно хотеть заработать, стремится к этому, а не сидеть сложа руки и ждать манны небесной.

     Заработать в Интернете можно, конечно сразу вы не будете получать по 100$ в день но на 1$ — 3$ можете рассчитывать, а со временем вы начнете получать стабильный доход, размер которого не ограничен ничем, кроме вашей активности, вашего стремления узнавать что то новое что приносит доход.

     Хочу сразу оговориться, что никаких кликни сюда и получишь 100$ !!! Вы здесь нигде не увидите, что является чистой воды надувательством. К сожалению, таких надувательств в Интернете полно. Здесь мы буду говорить только о работе и будем делиться с Вами только своим личным опытом зарабатывания денег и подводить результаты сотрудничества с различными компаниями (спонсорами). Возможно, предоставленная информация предостережет Вас от ошибок, которые допускают многие, в том числе и мы.

Для начала мы предлагаем Вам ознакомиться с разделомО заработке.

     Вы подумаете что мы получаем за все это? Все просто, мы надеемся на вашу сознательность и вы будете у нас рефералами во всех системах где вы будете регистрироваться. А от нас вы получите поддержку в ваших начинаниях по работе в Интернете, заранее спасибо! Кто такие рефералы, как их набирать? Вы можете почитать в статье,Про рефералов.

ВНИМАНИЕ!!!

(пожалуйста прочитайте)

     Собирается группа для коллективной работы в интернете для заработка
денег, приглашаем новичков сети и видавших виды «старичков». Минимум времени, взаимопомощь, обсуждение спонсоров и все такое.

         Всем, кому нужна помощь в заработке, кто хочет увеличить свой ежедневный доход в 2- 5 раз (реально зарабатывать до 10-20$ в день), прошу, стучаться мне в асю(401-834-925) или же писать на (Alex777scorpion @yandex. ru), для дополнительной информации.

         Конечно, сразу же только начав работать с нами на Вас не свалится огромная сумма, но от 2$ до 5$ в день можно зарабатывать, это притом что вы будете работать один, а со временем Вы начнёте получать более стабильный доход, размер которого не ограничен ничем, кроме Вашей активности.

         Согласитесь, довольно глупо проводить часы и сутки в интернете и зарабатывать жалкие копейки. Работая по 30 — 40 минут в день, вы сможете получить приличные деньги(см выше). Как и любой проект эта работа требует времени, активность, желание что то делать и зарабатывать, а иначе не чего не получится!


Вся правда о работе в виртуальных борделях, или Модельный бизнес бывает разным

Интернет пестрит вакансиями а-ля «веб-модель» или «модель видеочата». За необременительную работу обещают заработок в несколько тысяч долларов за месяц. В чем подвох — разбиралась редакция «Мир идей».

Начнем с небольшой предыстории. Не так давно я встретила знакомую мамочку-одиночку — молодую и симпатичную. Мария после стандартных расспросов «Как дела?» обмолвилась, что устроилась на вполне несложную работу с доходом 2-3 тысячи долларов в месяц (в зависимости от стараний и затраченного времени) и плавающим графиком. Неплохой заработок при нынешнем валютном курсе, да еще и для молодой мамы, верно? Причем, как меня бойко заверила приятельница, времени и на ребенка вполне хватает – даже бабушек на помощь звать почти не приходится.

Я — скептик и во всем всегда стараюсь найти подвох. Поэтому сразу поинтересовалась, откуда в нашем городе работодатель, который готов так холить и лелеять молодых специалистов (Маша – переводчик без особого опыта и стажа)? Мария долго уходила от прямого ответа, но в итоге не выдержала и выложила все. Ее рассказ и побудил меня заинтересоваться темой…

Модель чего?

Многие слышали или читали об интернет-чатах с девушками, в которых иностранцы оплачивают время, проведенное в кокетливой беседе. Но многим заграничным джентльменам одной лишь переписки за баснословные деньги кажется мало. Неуемному росту мужских желаний поспособствовала и репутация славянских девушек, которые, увы, прославились за рубежом не только своей красотой, но и уступчивостью. Поэтому очень скоро западные и восточные мужчины захотели не только вести беседы с нашими девушками, но и смотреть на их прелести. И желательно — без одежды или вовсе нагишом. Если есть спрос, будет и предложение. Многие люди с деловой хваткой догадались, что можно использовать скайп, благодаря которому довольный клиент за определенную сумму будет созерцать юных красоток, даже не выходя из своего дома. 

В Украине и России подобный интернет-бизнес с каждым годом только растет в масштабах. Что интересно, от девушек, которые приходят на живое собеседование, не скрывают способы заработка «легких» денег. Зато в объявлениях, которыми переполнены интернет-просторы и столбы буквально в каждом городе, это называется предельно скромно – якобы ищут «веб-моделей» и «моделей видеочата». Вакансия, которая непосвященному человеку ни о чем не говорит. 

Когда я работала переводчиком, получала во много раз меньше

Обязанности девушек завуалировано описываются потенциальными работодателями как общение с иностранцами и горячий флирт. Я получила от своей знакомой более чем подробный рассказ о том, что под невнятной формулировкой «горячий флирт» обычно скрывается максимально полный стриптиз. А часто попадаются и более неприятные случаи, когда похотливый иностранец требует от девушки по ту сторону экрана потереться обнаженными формами об монитор или удовлетворить себя на его глазах. Не скажу, что я была возмущена рассказом Маши  – все-таки каждый сам выбирает работу, которую позволяют его принципы. Но все же как-то покоробило.

Маша хладнокровно парировала: «А что в этом такого страшного? Все должны понимать, что за простые разговоры такие деньги платить не будут. Когда я работала переводчиком в международном брачном агентстве, то получала во много раз меньше. А сейчас я просто не знаю, как это — когда не хватает денег. Некоторые девочки несколько лет так работают, откладывают деньги, а потом открывают собственное «агентство», набирая начинающих «моделей».

Виртуальная проституция или безобидный заработок?

Я не смогла удержаться и спросила, не считает ли моя визави такой род деятельности виртуальной проституцией (ведь своеобразная продажа тела все равно происходит, пускай и в другой форме). У Марии уже был готов ответ (видимо, подобные мысли все-таки не раз приходили ей самой в голову): раз физического контакта с клиентом не происходит, то проституцией не считается. По ее мнению. Еще Маша успокаивает себя тем, что жители стран СНГ обычно не имеют доступа к подобным дорогостоящим сайтам, поэтому ни перед кем из знакомых оправдываться не придется.

Но это как раз полбеды. Стоит знать, что в самом офисе (обычно это большая перепланированная квартира) запись «трудовой» деятельности не ведется, чтобы потом видео не смогло послужить уликой в обвинении фирмы в производстве и распространении порнографии. Но ведь и проконтролировать иностранца тоже не получится. Невозможно предугадать, не придет ли ему в голову поставить трансляцию на режим записи? Даже думать не хочется о потенциальном риске, если неблагородный клиент решит поделиться пикантным видео с другими любителями «клубнички» и выложит его в интернет.

Никакого конкурса, или Возьмут любую

Мое извечное неуемное любопытство толкнуло меня на очередной журналистский эксперимент: я решила проверить, всех ли берут работать на такую специфическую «вакансию». В интернете нашлись сотни телефонных номеров, я отобрала несколько и приготовила себе легенду, якобы я – симпатичная студентка младших курсов с базовым уровнем английского.

Увы, мое «резюме» работодателям было совершенно безразлично. Большинство без лишних расспросов сразу переходили к делу и приглашали пообщаться вживую (кстати, никто даже не поинтересовался, совершеннолетняя ли я вообще). Самый активный «рекрутер» без всяких экивоков предложил на следующий день сразу выходить на смену с паспортом. Звучали и предложения работать дома за личным компьютером.

Признаюсь честно: ни до одного живого собеседования я так и не дошла, зато не переставала искренне удивляться по телефону: «А уровень иностранного языка значения не имеет? А если я – немного полненькая девочка? А что делать со слишком настырными мужчинами, которым словесного флирта мало?». Так вот: мои языковые познания и внешность никого не интересовали. Главное, чтобы личико было без изъянов. А пышечка или худышка, с широкими бедрами или мальчишеской фигуркой – любители найдутся на каждый тип женской красоты. Разговоры интересуют лишь малый процент клиентуры, поэтому можно справиться, имея в багаже только элементарный школьный английский. И самое главное – о большем, чем просто флирт: все мы – люди взрослые, никто никого принуждать не будет, конечно же. Однако иностранцы готовы щедро выкладывать доллары только «инициативным» работницам. Так что если девушка пришла с четкой целью заработать, с моральными принципами придется временно попрощаться.

Ну что же, мы живем в современном мире и ханжеством не страдаем. В конце концов, спрос порождает предложение, а готовые «натурщицы» всегда найдутся. Однако из головы не выходит неприятная мысль: девушки, уверяющие, что в этой работе «нет ничего такого», смогут когда-нибудь без стыда рассказать своим детям, чем они зарабатывали на безбедную жизнь в молодости?

Правда про онлайн-школы | Блог о путешествии с котом по миру. Удаленная работа

Не все онлайн школы одинаково полезны (и мы сейчас говорим про онлайн-школы удаленных профессий). Но если вы спросите мое мнение, то оно будет более, чем категорично: 99% онлайн школ одинаково бесполезны. Читайте до конца ❤️, (если вы не владелец онлайн школы ?).


— Маша, порекомендуй, пожалуйста, курсы, я очень хочу начать зарабатывать удаленно! — примерно такие сообщения я регулярно получают.

Никакие. Я не могу посоветовать ни одну онлайн-школу хотя бы потому, что сама ни разу не обучалась в подобных заведениях. А зачем? Вся информация, АБСОЛЮТНО ВСЯ, есть в свободном доступе в интернете. Я не заплатила ни 1 рубля, чтобы зарабатывать удаленно и зарабатывать вообще. Даже в университет поступила бесплатно (может поэтому НЕ платить за обучение для меня в порядке вещей?).⠀

3 секрета онлайн школ

№1. Когда вам предлагают заплатить за онлайн обучение, чтобы начать зарабатывать удаленно, знайте, что в этот самый момент они уже зарабатывают удаленно. На ВАС.

№2. Сертификат. Его можно выкинуть сразу, после курсов, потому что толку от него меньше, чем от красного диплома. И если ВУЗ еще котируется при приеме на работу, то бумажка об окончании онлайн-курсов не вызовет никаких эмоций вообще. Эффект от нее примерно такой же, как от фотографии кота. Мило, да. Но спасибо, не надо.

№3. Все можно найти в интернете. Серьезно? Да, абсолютно. А как, вы думаете, онлайн школы готовят материал? Нет, на них не сходит озарение в солнечный день. Максимум, за что они заплатили в процессе создания курса, так это за интернет.

В чем суть работы онлайн-школы?

Сбор информации, её структурирование и подача. Пожалуй, на этих 3 китах и существует вся система онлайн обучения.

Для кого созданы онлайн-школы?

Для слабо мотивированных людей. Когда, вроде бы и хочешь работать удаленно, но времени на самообучение нет, и весна уже, и соседи зовут на шашлыки. И здесь возникает идея заплатить, тем самым создавая доп.мотивацию. Другими словами, ждешь, что жаба в дверях встанет с табличкой «Сиди и учись». Но я не верю в будущее таких работников, уж извините.

В следующий рас я вам расскажу, где я ищу информацию, чем пользуюсь и на какие рассылки подписана.

❓А пока логичный вопрос: вы видите смысл в онлайн школах?

__________________________________

Как мы путешествуем по миру:

Ищем дешевые билеты на Aviasales

Бронируем квартиры на airbnb.com

Мой блог в Инстаграм

https://www.instagram.com/masha.gde/ — Подписывайтесь

Обзор

: «Вся правда» или ее уменьшенная версия

После просмотра «Вся правда» коллега заметил, что это похоже на крупный студийный релиз, который был изменен с точностью до дюйма. жизнь, оставив лишь частичку фильма, который мог бы быть. Как еще объяснить причастность двух известных во всем мире звезд (Киану Ривз и Рене Зеллвегер) и отмеченного наградами режиссера (Кортни Хант) в сюжете, настолько бездушном и плохо драматизированном, что даже раскрытие в последнюю минуту — это зевок?

Наш ненадежный рассказчик — Ричард Рэмзи (мистер Рэйчел).Ривз), циничного юриста из Луизианы, чей клиент-подросток Майк (Габриэль Бассо), очевидно, признался в убийстве своего богатого отца. Это удобно для его матери, Лоретты (мисс Зеллвегер), нервной дамы, которая явно знает больше, чем выдает. Как показано в необыкновенно неинтересных воспоминаниях, покойный (Джим Белуши) был хамом и хулиганом, чьи грехи не ограничивались серийным прелюбодеянием. Но Майк ни с кем не разговаривает.

Продвигаясь под гудение псевдо-крутого закадрового голоса Рамзи, «Вся правда» играет как особенно клаустрофобную процедурную часть зала суда, тускло сфотографированную и в общих чертах обрамленную.Г-жа Хант, имеющая юридическое образование, дебютировала в полнометражном кино в 2008 году в дораме для синих воротничков «Замерзшая река», фильме, который разгорелся яркостью главной роли Мелиссы Лео. Но ни мистеру Ривзу, ни его коллеге не предоставляется такая же возможность проявить себя в сценарии (Рафаэля Джексона), который кажется вырезанным до мозга костей.

Это чувство повествовательных эллипсов нигде более очевидно, чем в характере Джанель (Гугу Мбата-Роу), молодого юриста с романтическим прошлым, который признался, а затем просто бросил.Учитывая ее прекрасную работу в романе 2014 года «По ту сторону огней», мисс Мбата-Роу кажется более чем способной сделать Джанель заклятым врагом Рамзи и спасителем фильма.

JEANNETTE CATSOULIS

«Вся правда» имеет рейтинг R (до 17 лет требуется сопровождающий родитель или взрослый опекун). Ложь, неверность и дурачество.

Правда о работе из дома: 5 вещей, о которых вам никто не говорит

По теме работы из дома идет много споров.Эксперты не могут прийти к единому мнению, является ли это величайшей инновацией со времен Интернета или худшим, что когда-либо случалось с нашей производительностью. И есть множество противоречивых исследований, поддерживающих обе стороны.

Пока эксперты разбирали данные, я поговорил с реальными предпринимателями из своего виртуального коворкинг-пространства, чтобы спросить их личный опыт работы из дома (WFH).

Вот что они сказали и что вам следует знать, если вы думаете о создании домашнего офиса:

(1) Люди не верят, что вы действительно работаете

Конечно, это не так. неважно, что думают другие люди.Но вы люди, и все мы восприимчивы к осуждающим взглядам наших друзей и родственников, которые думают, что WFH является синонимом «догнать Родину».

Он наденет вас через некоторое время. Люди будут считать, что «гибкий» график означает, что вы на самом деле не работаете с так много с или готовы заниматься делами в полдень. Это особенно актуально для большой семьи и друзей, приезжающих из-за границы.

Люди будут перебивать вас, нарушать ваши границы и считать, что вы любитель.Если бы вы были «серьезными», вы бы пошли в офис.

Хорошая новость в том, что если вы начнете называть домашний офис «офисом», вы сможете уменьшить этот эффект. Изменение вашего языка для отражения традиционных норм работы помогает людям серьезно относиться к вам. Например, если у вас есть звонок Zoom, вы говорите любопытному человеку, который только что вас прервал, что вы «идете на встречу» и вам придется позвонить ему позже.

Чем больше вы уважаете свои собственные границы, тем больше это будут делать другие. Но ожидайте, что в целом люди со стороны считают, что домашний офис является синонимом «на самом деле не работает сегодня».

(2) Большая часть домашних дел ложится на вас

Никто не виноват. Это не специально. И это конечно не умышленно. Но находясь дома, вы чувствуете себя обязанным выполнять больше домашних дел, потому что вы «технически» дома (например, вы физически в доме).

Все начинается с мелочей, вроде того парня из Comcast, который должен зайти между 13 и 17 часами.Это не слишком сложная задача, ты уже дома. Так что, конечно, вы будете главным человеком в этой задаче.

Прежде чем вы это узнаете, вы — главный специалист для всего — доделывает то, что осталось от посуды, доступен для доставки посылок и (что хуже всего) является няней, когда школа объявляет «Снежный день!»

Большинство из нас даже не осознают этого однобокого разделения труда, пока не становится слишком поздно. Предприниматели, с которыми я разговаривал, сказали: «Не бойтесь сказать« нет ».Я не могу быть доступным для парня из Comcast «, даже если вы можете.

Установите границы заранее, чтобы это был ваш рабочий день. Вам не доступны продукты, стирка или посуда.

(3) Дети будут входить когда вы участвуете в видеозвонках.

Это был серьезный спор в нашей группе, и его последствия зависят от вашей отрасли. Если вы работаете в более консервативной отрасли, перерывы в работе детей могут иметь негативные последствия.

Некоторые клиенты сочтут это «отталкивающим» и «непрофессиональным».«Другие будут думать, что ваш бизнес не« серьезен », считая, что вы не можете выполнять их« важную »(не отвлекающую детей) работу.

К счастью, в моей отрасли (онлайн-бизнес) никого не волнует. работа из дома и перерывы являются нормой для курса. Мы все принимаем звонки в спортивных штанах, на улице, без макияжа и (конечно) с детьми на заднем плане.

Некоторые женщины даже кормят грудью по вызову, поэтому им не нужно останавливаться Это невероятно эмансипирующе, но работает только тогда, когда вы находитесь в поле, где человек по другую сторону вызова не судит вас по вашей внешности, а скорее по вашим результатам.

В мире виртуальных компаний норма изменилась и теперь отражает реалии ведения бизнеса, а не поддерживает корпоративный фасад. Мы ценим эффективность и выполненный результат, а не появление с выпрямленными волосами и блейзером. Но не все отрасли так прогрессивны.

Итак, если вы беспокоитесь о том, что дети прерывают вашу работу, вы можете вернуться в корпоративный офис (или найти новых клиентов). Потому что, если вы WFH, это будет .

(4) Ваше здоровье улучшается

Хорошо известно, что поездки на работу — одно из худших вещей для вашего здоровья и производительности. Это плохо для вашей талии, психического здоровья, брака, производительности, финансов, сексуальной жизни и многого другого.

Когда вы работаете из дома, вы можете контролировать свое время и свою диету. Вы можете поспать позже, потому что ваш офис находится прямо в соседней комнате. Вы более продуктивны, потому что не тратите час на то, чтобы краситься, выбирать одежду и готовить обед.

Ваша талия сжимается, потому что вы контролируете свою кухню (больше никаких праздничных тортов в комнате для отдыха, потому что сейчас 14:00, а сейчас вторник, и вы заслужили это, дожив до 14:00!). И вы можете втиснуться в тренировку за 30 минут, которые у вас есть между звонками, без социального стыда со стороны коллег за то, что они «этот человек» (или еще не приняли душ …).

Работа из дома позволяет вам лучше контролировать свое время и диету, чего не может сделать офис. В результате значительно улучшится ваше здоровье и качество жизни.

(5) Домашняя лихорадка реальна, но ее можно победить

Даже если вы один из тех немногих счастливчиков, кто наслаждается длительными периодами непрерывного времени в одиночестве (виноват), вы все равно подвержены домашней лихорадке. Некоторые называют это «изоляцией основателя», другие — одиночеством.

Как бы вы это ни называли: это тот момент, когда вы понимаете, что уже несколько дней не выходили на улицу и не видели никого, кроме своего супруга.

Это приводит к социальной неловкости, когда вы забываете, как вести светскую беседу или как вести себя на званых обедах с другими нормальными людьми, которые не работают из дома.

Социальная неловкость забавна, но эмоциональная изоляция — нет. Трудно найти людей, которые понимают, каково это работать из дома, и понимают, какие эмоциональные американские горки вы переживаете в данный день (и нет, ваш супруг не в счет).

Это может оставить вас в одиночестве и застрять в голове. Ключ к выживанию — выбраться из дома. Бонусные баллы, если вы наденете настоящую одежду. Следующий ключ — найти таких, как вы. Это требует времени, но наличие племени, которое понимает, что значит работать на себя, защищает от пагубных последствий изоляции, позволяя вам вернуться к работе.

Делайте то, что работает для вас

Не слушайте статистику о работе из дома. Сделайте выбор, исходя из ваших конкретных обстоятельств и личного расположения.

Если вы тот, кто процветает за счет энергии других, работа из дома — плохой выбор, несмотря на все преимущества. С другой стороны, если вы тот, кто преуспевает в обещании непрерывного тихого времени (и / или любит контролировать свое время), вам понравится работать из дома.

Дело в том, чтобы быть честным с самим собой в отношении того, что вам нужно и что лучше всего для вашего здоровья, рассудка и бизнеса.

Мнения, выраженные здесь обозревателями Inc.com, являются их собственными, а не мнениями Inc.com.

Правда, ложь и Интернет

На прошлой неделе в Твиттере распространилась ужасающая история: молодой человек был убит в драке из-за новой пары кроссовок Nike.

Но когда два репортера Baltimore Sun изучили его, они обнаружили, что это выдумка. Кроссовки собирали толпы, но никто не погиб. Это был триумф традиционных СМИ, древних сыщиков, которые звонят людям по телефону и узнают правду.

Комментатор на техническом сайте Slashdot поднял тему: «Что нам делать, когда интернет-мафия не права?» плакат спросил:

В конце концов, если бы кто-то из толпы обнаружил ошибку, сигнал едва ли превысил бы шум. Есть люди, утверждающие, что любой, кто ставит под сомнение факты, ведет себя неуважительно. Что мы можем сделать с мобократией? Как мы можем поддерживать лучшие журналистские традиции, исправляя худшие? Как мы можем воспитывать точность?

Конечно, в Интернете есть неверная информация, и благодаря Интернету она может распространяться быстрее.Но также очевидно, что Интернет делает проверку фактов более простой и распространенной, чем когда-либо. Лукас Грейвс, докторант Колумбийского университета, отмечает, что количество проверок фактов растет; Упоминания о «проверке фактов» более чем удвоились в Nexis в период с 2004 по 2010 год. И, как пишет один Slashdotter, любая неправильная статья Slashdot будет опровергнута в комментариях, за которые проголосует уникальная система комментариев сайта. Хорошая информация есть, предоставляется ли она такими организациями, как FactCheck.org, или обитателями таких сайтов, как Wikipedia или Slashdot.И когда магазин по проверке фактов Politifact по-королевски проваливает свою ложь года, опровержения звучат повсюду.

Более интересный вопрос: почему в наш век Google и Snopes дезинформация сохраняется? Как отмечают некоторые комментаторы Slashdot, множество городских легенд, которые в течение многих лет можно было в высшей степени проверять на Snopes, продолжают циркулировать. Я подозреваю, что это можно хотя бы частично объяснить с помощью интригующей теории о том, как работает разум, выдвинутой прошлой весной Хьюго Мерсье и Дэном Спербером, двумя учеными-когнитивистами.

Существует поверье — на самом деле миф — что человеческий разум воспринимает информацию, а затем побуждает ее генерировать идеи и мнения. Но люди, как известно, плохо умеют рассуждать, как это принято считать, предсказуемо попадая в известные ловушки, такие как предвзятость подтверждения (тенденция впитывать информацию, которая поддерживает то, что уже думают). Мерсье и Спербер утверждали, что объяснение того, почему человеческое мышление так плохо, не потому, что оно несовершенно, а потому, что мы измерили его по неправильному стандарту.Человеческий разум не существует, чтобы дать нам более точную картину мира; он существует для структурирования и продвижения дискурса, или того, что Мерсье и Спербер называют «аргументом». Человеческий разум лучше замечает недостатки в чьих-то аргументах, чем в собственном, и в группах или парах он может намного лучше справляться с различными тестами, чем при полете в одиночку.

Как бы мы ни думали иначе, факты, по крайней мере, в соответствии с этой схемой, не лежат в основе нашего понимания мира, но они, несомненно, полезны для опровержения того, как это делают другие люди.

Это причина, по которой Интернет принес золотой век проверки фактов: Интернет — идеальное средство для опровержения, а факты — источник жизненной силы опровержений. Например, Snopes помогает нам опровергнуть слишком быстро пересылаемое электронное письмо, но немногие люди будут просто просматривать Snopes, чтобы узнать случайные вещи.

Теория Мерсье и Спербера о том, как работает разум, раскрывает суть того, почему мы ценим точность в журналистике и политических коммуникациях: мы используем ее как показатель достоверности, потому что фактические ошибки — это самая легкая цель для аргументации об обратном.Независимо от того, правы ли вы в своих фактах, мы судим о вас — как о политическом деятеле, издании или эксперте.

Но это досадно, потому что точность не всегда является хорошим показателем качества. Однако качество оценить гораздо сложнее.

Я проверял факты. Я тщательно исследовал десятки, если не сотни тысяч слов текста на предмет орфографических ошибок и неправильных цифр. Почти всегда, когда факт неверен, вы можете исправить его, даже не изменив ни слова в окружающем аргументе.Вы делаете прививку от обвинения в том, что не раскрываете факты. Но статья может быть столь же ошибочной, если числа верны. Журналистика «взгляд из ниоткуда» или репортажи «он сказал-она-сказал» могут быть полностью точными, но мало что помогают в объяснении проблемы или идеи, не говоря уже о вдохновении на сочувствие или сострадание.

Мы по-прежнему верим, что правда выйдет наружу и факты спасут нас. У нас будет лучшая информация, и мы будем принимать лучшие решения, будем выбирать лучших лидеров, иметь лучшее правительство, будем жить лучше.Это довольно обнадеживающая картина, но она не соответствует тому, как работают люди — или мир. Когда вы принимаете близко к сердцу теорию Мерсье и Спербера, вы понимаете, что нарративы, идеи и идеологии питают мир, а не факты. Для плаката Slashdot хорошей новостью является то, что Интернет — это воспитательная точность . Плохая новость в том, что точность уводит нас далеко.

Изображение: XKCD.

Будущее правды и дезинформации в Интернете

В конце 2016 года Oxford Dictionaries выбрали слово «постправда» как слово года, определив его как «относящееся к обстоятельствам или обозначающим обстоятельства, при которых объективные факты менее влияют на формирование общественного мнения, чем апелляции к эмоциям и личным убеждениям.”

Голосование по Brexit в Соединенном Королевстве в 2016 году и бурные президентские выборы в США показали, как цифровая эпоха повлияла на новости и культуру. Новые информационные платформы подпитывают древний инстинкт, который люди должны искать в информации, которая согласуется с их взглядами: исследование 2016 года, в ходе которого было проанализировано взаимодействие 376 миллионов пользователей Facebook с более чем 900 новостными агентствами, показало, что люди склонны искать информацию, которая соответствует их взглядам.

Это делает многих уязвимыми для принятия дезинформации и действий на ее основе.Например, после того, как в июне 2017 года в фейковых новостях сообщалось, что основатель Ethereum Виталик Бутерин погиб в автокатастрофе, его рыночная стоимость упала на 4 миллиарда долларов.

Дезинформация — это не проблема с водопроводом, которую вы решаете. Это социальное состояние, такое как преступность, за которым нужно постоянно следить и к которому нужно приспосабливаться.
Том Розенстиль

Когда в начале 2017 года BBC Future Now взяла интервью у группы из 50 экспертов о «серьезных проблемах, с которыми мы сталкиваемся в 21 и веке», многие назвали упадок надежных источников информации.«Основная новая проблема в освещении новостей — это новая форма истины», — сказал Кевин Келли, соучредитель журнала Wired. «Истина больше не диктуется властями, а предоставляется коллегами по сети. Для каждого факта есть противодействие, и все эти контрафакты и факты в Интернете выглядят одинаково, что сбивает с толку большинство людей ».

американцев беспокоятся об этом: исследование Pew Research Center, проведенное сразу после выборов 2016 года, показало, что 64% ​​взрослых считают, что фальшивые новости вызывают большую путаницу, а 23% заявили, что сами делились сфабрикованными политическими историями — иногда по ошибке, а иногда и намеренно. .

Возникает вопрос: что произойдет с информационной средой онлайн в ближайшее десятилетие? Летом 2017 года исследовательский центр Pew Research Center и Imagining the Internet Center Университета Илона провели большой опрос технологов, ученых, практиков, стратегов и других с просьбой отреагировать на эту формулировку проблемы:

Распространение «фейковых новостей» и распространение подделанных рассказов, распространяемых людьми и ботами в Интернете, бросают вызов издателям и платформам.Те, кто пытается остановить распространение ложной информации, работают над созданием технических и человеческих систем, которые могут отсеять ее и минимизировать способы, которыми боты и другие схемы распространяют ложь и дезинформацию.

Вопрос: В ближайшие 10 лет появятся ли надежные методы блокирования ложных рассказов и позволят наиболее точной информации преобладать в общей информационной экосистеме? Или качество и достоверность информации в Интернете ухудшится из-за распространения ненадежных, иногда даже опасных, социально дестабилизирующих идей?

Затем

респондентов попросили выбрать один из следующих вариантов ответа:

Информационная среда улучшится — В следующие 10 лет, в целом, информационная среда будет УЛУЧШЕННА за счет изменений, которые уменьшат распространение лжи и другой дезинформации в Интернете.

Информационная среда НЕ улучшится — В следующие 10 лет, в целом, информационная среда НЕ БУДЕТ улучшена за счет изменений, направленных на сокращение распространения лжи и другой дезинформации в Интернете.

Примерно 1116 человек ответили на этот ненаучный опрос: 51 % выбрали вариант, согласно которому информационная среда не улучшится, а 49% заявили, что информационная среда улучшится. (Подробнее об этом образце см. «Об этом опросе экспертов».) Затем участников попросили объяснить свои ответы. В этом отчете основное внимание уделяется следующим ответам.

Их рассуждения выявили широкий спектр мнений о природе этих угроз и наиболее вероятных решениях, необходимых для их устранения. Но общие и конкурирующие темы были ясны: те, кто не думает, что ситуация улучшится, чувствовали, что люди в основном формируют технологические достижения для своих собственных, не совсем благородных целей, и что злые действующие лица с плохими мотивами будут препятствовать лучшим усилиям технологических новаторов по их достижению. исправить сегодняшние проблемы.

И те, кто полны надежд, верили, что можно внести технические исправления, чтобы выявить лучших ангелов, направляющих человеческую природу.

В частности, 51% этих экспертов, которые ожидают, что ситуация не улучшится не улучшится , как правило, назвали две причины:

Экосистема фейковых новостей охотится на некоторые из наших глубинных человеческих инстинктов: Респонденты заявили, что первичный поиск человеческого успеха и власти — их инстинкт «выживания» — продолжит ухудшать информационную среду в Интернете в следующем десятилетии.Они предсказали, что манипулятивные акторы будут использовать новые цифровые инструменты, чтобы воспользоваться врожденным предпочтением людей комфорту и удобству и их стремлением к ответам, которые они находят в усиливающих эхо-камерах.

Наш мозг не приспособлен к тому, чтобы бороться с темпами технологических изменений: Эти респонденты заявили, что растущая скорость, охват и эффективность Интернета и появляющиеся онлайн-приложения усилят эти человеческие тенденции, и что технологические решения не смогут справиться с этим. преодолеть их.Они предсказали будущий информационный ландшафт, в котором поддельная информация вытесняет надежную. Некоторые даже предвидели мир, в котором широко распространенное информационное мошенничество и массовые манипуляции заставят широкие слои населения просто отказаться от информированных участников общественной жизни.

49% этих экспертов, которые ожидают улучшения , как правило, перевернули это рассуждение:

Технологии могут помочь решить эти проблемы: Эти более обнадеживающие эксперты заявили, что растущую скорость, охват и эффективность Интернета, приложений и платформ можно использовать для обуздания ложных новостей и кампаний дезинформации.Появятся некоторые предсказуемые лучшие методы для создания и продвижения надежных, основанных на фактах источников новостей.

Это также человеческая природа — объединяться и решать проблемы: Обнадеживающие эксперты в этом опросе придерживались мнения, что люди всегда приспосабливались к изменениям и что нынешняя волна проблем также будет преодолена. Они отметили, что дезинформация и злоумышленники существовали всегда, но в конечном итоге были вытеснены умными людьми и процессами. Они ожидают, что действующие из лучших побуждений участники будут работать вместе, чтобы найти способы улучшить информационную среду.Они также считают, что повышение информационной грамотности граждан позволит людям судить о достоверности материалов и, в конечном итоге, повысит тон дискурса.

Большинство участников этого опроса подробно изложили свои взгляды. Некоторые решили, что их имена связаны с их ответами; другие решили ответить анонимно. Эти результаты не отражают все возможные точки зрения, но они раскрывают широкий спектр поразительных наблюдений.

Респонденты совместно сформулировали несколько основных тем, связанных с этими выводами и объясненных в разделах ниже на следующем рисунке.За этим резюме следует несколько более длинных дополнительных наборов ответов, связанных с этими темами.

В следующем разделе представлен обзор тем, найденных в письменных ответах, включая небольшую подборку репрезентативных цитат, подтверждающих каждый пункт. Некоторые комментарии слегка отредактированы по стилю или длине.

Тема 1: Информационная среда не улучшится: проблема в природе человека

Большинство респондентов, ожидающих ухудшения состояния окружающей среды, заявили, что виновата человеческая природа.Например, Christian H. Huitema , бывший президент Совета по архитектуре Интернета, прокомментировал: «Качество информации не улучшится в ближайшие годы, потому что технологии не могут так сильно улучшить человеческую природу».

Эти эксперты предсказали, что проблема дезинформации будет усугубляться, потому что худшая сторона человеческой натуры усугубляется злоумышленниками, использующими передовые онлайн-инструменты со скоростью интернета в огромных масштабах.

Качество информации не улучшится в ближайшие годы, потому что технологии не могут так сильно улучшить человеческую природу.
Кристиан Х. Уитема

Том Розенстил , автор, директор Американского института прессы и старший научный сотрудник Брукингского института, прокомментировал: «Какие бы изменения ни вносили компании-платформы, и какие бы инновации ни проверяли факты, ни другие журналисты, те, кто хочет обмануть, приспособятся. им. Дезинформация — это не проблема с водопроводом, которую вы решаете. Это социальное состояние, такое как преступность, за которым нужно постоянно следить и к которому нужно приспосабливаться.Еще в эпоху радио и раньше, как сказал Уинстон Черчилль: «Ложь может распространиться по миру, прежде чем правда наденет штаны».

Майкл Дж. Огиа , писатель, редактор и журналист из Европы, сказал, что он ожидает ухудшения информационной среды из-за пяти причин: «1) распространение дезинформации и ненависти; 2) Воспаление, социокультурный конфликт и насилие; 3) Разрушение общественно принятого / согласованного знания и того, что составляет «факт».4) Новый цифровой разрыв между теми, кто подписан (и в конечном итоге контролируется) дезинформацией, и теми, кого «просвещает» информация, основанная на разуме, логике, научных исследованиях и критическом мышлении. 5) Дальнейшее разделение между сообществами, так что чем больше мы связаны, тем дальше друг от друга. И многие другие.»

Лия Ливроу , профессор факультета информационных исследований Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, заметила: «Многие игроки и интересы рассматривают онлайн-информацию как уникальный мощный фактор, влияющий на индивидуальные действия и общественное мнение, которые служат их экономическим интересам. или политические интересы (маркетинг, политика, образование, научные разногласия, идентичность и солидарность сообщества, поведенческое «подталкивание» и т. д.). Эти очень разные игроки, вероятно, будут противостоять (или пытаться ниспровергнуть) технологическому или политическому вмешательству или другим попыткам обеспечить качество и особенно незаинтересованность информации ».

Подтема: Больше людей = больше проблем. Непрерывный рост Интернета и ускоряющиеся инновации позволяют большему количеству людей и искусственному интеллекту (ИИ) создавать и мгновенно распространять манипулятивные нарративы

Хотя пропаганда и манипулирование общественностью с помощью лжи — тактика стары, как человечество, многие из этих экспертов предсказывали, что скорость, охват и низкая стоимость онлайн-общения, а также постоянно появляющиеся инновации значительно увеличат уровень угрозы.Профессор из университета в Вашингтоне, округ Колумбия, сказал: «Практически невозможно реализовать масштабные решения — поверхность атаки слишком велика, чтобы ее можно было успешно защитить».

Джерри Михальски, футурист и основатель REX, ответил: «Надежность нашей информационной среды снизится в течение следующего десятилетия, потому что: 1) злоумышленникам недорого и легко действовать плохо; 2) Возможные технические решения, основанные на сильном идентификаторе и публичном голосовании (например), не решат проблему; и 3) для разработки реальных решений, основанных на реальных доверительных отношениях, потребуется время — вероятно, более десяти лет.”

Реализовать масштабные решения практически невозможно — поверхность атаки слишком велика, чтобы ее можно было успешно защитить.
Анонимный профессор

Директор института и профессор университета сказал: «Интернет — это угроза« ядерной зимы »21 века, и не существует эквивалентных международных рамок для нераспространения или разоружения. Общественность может осознать разрушительную силу ядерного оружия так, как никогда не поймет совершенно разрушительную силу Интернета для цивилизованного общества, когда нет надежного механизма для определения того, во что люди могут верить, а что за ложь.”

Боб Франкстон , пионер Интернета и новатор программного обеспечения, сказал: «Я всегда думал, что« Майн Кампф »можно противопоставить достаточно информации. Теперь я чувствую, что люди будут искать подтверждения своих предубеждений, а радикальная прозрачность не будет светить очищающим светом ».

Дэвид Харрис , заместитель исполнительного директора Foresight Canada, ответил: «История все больше и больше пишется, переписывается и исправляется, потому что все больше и больше людей имеют для этого способы и средства.Поэтому появляется все больше информации, которая борется за внимание, за доверие и за влияние. Конкуренция усложнит и усилит поиск правдивости. Конечно, многие меньше заинтересованы в правдивости, чем в победе в конкурсе ».

Гленн Эденс , технический директор по резервированию технологий PARC, компании Xerox, прокомментировал: «Дезинформация — это улица с двусторонним движением. У производителей есть простая платформа для публикации, позволяющая охватить широкую аудиторию, и эта аудитория устремляется к источникам.Аудитория обычно ищет информацию, которая соответствует их системам убеждений, так что это действительно сложная проблема ».

Подтема: Люди по своей природе эгоистичные, племенные, легковерные искатели удобства, которые больше всего доверяют тому, что кажется знакомым

Респонденты, поддержавшие эту точку зрения, отметили, что действия людей — от сознательно злонамеренного поведения и стремления к власти до, казалось бы, более мягких действий, предпринятых для комфорта или удобства — будут подрывать здоровую информационную среду.

Люди в таких системах, как Facebook, все чаще превращаются в «эхо-камеры» тех, кто думает одинаково. Они будут продолжать разлучать тех, кто этого не делает, и распространять слухи и фейковые новости, которые согласуются с их точкой зрения.
Starr Roxanne Hiltz

Исполнительный консультант из Северной Америки, , написал: «Все сводится к мотивации: для правды нет рынка. Общественность не заинтересована в поиске проверенной и проверенной информации.Они рады слышать то, что подтверждает их взгляды. И люди могут получить больше, создавая фальшивую информацию (как денежную, так и известную), чем они могут предотвратить ее появление ».

Серж Марелли , ИТ-специалист, работающий в Сети и с ней, написал: «Как группа люди« глупы ». Это« групповой разум »или« групповой феномен », или, как сказал Джордж Карлин,« Никогда не недооценивайте силу глупых людей в больших группах ». Затем есть Кьеркегор, который сказал:« Люди требуют свободы слова как компенсации за свободу мысли, которой они редко пользуются.И, наконец, Еврипид сказал: «Говори разумно с дураком, и он называет тебя глупым».

Старр Роксана Хильц , выдающийся профессор информационных систем и соавтор дальновидной книги 1970-х годов «Сетевая нация», ответила: «Люди в таких системах, как Facebook, все чаще превращаются в« эхо-камеры »тех, кто думает одинаково. Они будут продолжать разлучать тех, кто этого не делает, и распространять слухи и фейковые новости, которые согласуются с их точкой зрения. Когда президент U.С. часто нападает на традиционные СМИ и всех, кто не согласен с его «альтернативными фактами», это плохая новость для увеличения количества достоверных и заслуживающих доверия фактов, циркулирующих в социальных сетях ».

Найджел Кэмерон , редактор технологий и будущего и президент Центра политики в области новых технологий, сказал: «Человеческая природа НИКОГДА не изменится (хотя, конечно, ею можно манипулировать). И политическая среда плохая ».

Иэн О’Бирн , доцент Чарльстонского колледжа, ответил: «Человеческая природа возьмет верх, поскольку непристойность зачастую более сексуальна, чем факты.Есть несколько информационных потоков, публичных и частных, которые распространяют эту информацию в Интернете. Мы также не можем доверять предприятиям и отраслям, которые разрабатывают и продвигают эти цифровые тексты и инструменты, для внесения изменений, которые значительно улучшат ситуацию ».

Грег Свансон , консультант по СМИ в ITZonTarget, отметил: «Сортировка надежных и фальшивых новостей требует наличия надежного рефери. Кажется маловероятным, что правительство сможет сыграть значимую роль в качестве этого арбитра.Мы слишком поляризованы. И мы пришли к выводу, что команды телевизионных новостей представляют разные точки зрения, и, в зависимости от вашей политики, сеть, которая не представляет ваши взгляды, виновна в «фейковых новостях». Трудно представить себе справедливого судью, который бы пользоваться всеобщим доверием ».

Ричард Лахманн , профессор социологии Государственного университета Нью-Йорка в Олбани, ответил: «Даже несмотря на то, что системы, [которые] выявляют ненадежную информацию, могут и будут разработаны, пользователи Интернета должны быть готовы воспользоваться этими предупреждениями.Слишком много американцев будут жить в политических и социальных субкультурах, которые будут отстаивать ложную информацию и поощрять использование сайтов, которые предоставляют такую ​​ложную информацию ».

Среди этих экспертов-респондентов были также те, кто сказал, что несправедливость, мнимая и реальная, лежит в основе большей части производимой дезинформации.

Профессор из Массачусетского технологического института заметил: «Я вижу в этом проблему с социально-экономическим лечением: большее равенство и справедливость принесут гораздо больше, чем война ботов из-за фактов.Контроль над «шумом» — это не столько технологическая проблема, сколько человеческая проблема, проблема веры, идеологии. Глубокие уровни необоснованных убеждений о священных и мирских вещах существовали до того, как стали называться «фальшивые новости». Системы убеждений, а не «истины», помогают укрепить идентичность, наладить отношения, объяснить необъяснимое ».

Джулиан Сефтон-Грин , профессор нового медиаобразования в Университете Дикина в Австралии, сказал: «Информационная среда является продолжением социальной и политической напряженности.Невозможно сделать информационную среду рациональным, бескорыстным пространством; он всегда будет подвержен давлению ».

Респондент , связанный с Центром Интернета и общества Беркмана Кляйна при Гарвардском университете , написал: «Демократизация публикации и потребления, которую представляет сетевая сфера, слишком обширна, чтобы можно было добиться каких-либо значительных улучшений с точки зрения контроля или маркировки информации. Люди будут продолжать мириться со своими когнитивными предубеждениями.”

Подтема: В существующих экономических, политических и социальных системах могущественные корпоративные и государственные лидеры, наиболее способные улучшить информационную среду, больше всего извлекают выгоду, когда она находится в беспорядке

Большое количество респондентов заявили, что интересы наиболее мотивированных участников, в том числе в мире бизнеса и политики, как правило, не мотивированы «исправлять» распространение дезинформации. Эти игроки станут ключевой движущей силой ухудшения информационной среды в ближайшие годы и / или отсутствия каких-либо серьезных попыток эффективно смягчить проблему.

Скотт Шамп , декан Университета штата Флорида, прокомментировал: «Слишком много групп получают власть за счет распространения неточной или вводящей в заблуждение информации. Когда дезинформация ценится, она правит ».

Крупные политические игроки только что научились играть в эту игру. Не думаю, что они приложат много усилий для его устранения.
Збигнев Лукасяк

Алекс «Сэнди» Пентланд , член Национальной инженерной академии США и Всемирного экономического форума, прокомментировал: «Мы знаем, как резко улучшить ситуацию, основываясь на исследованиях политических и аналогичных прогнозов.Мы не знаем, как сделать бизнес процветающим. Текущие [информационные] модели основаны на кликбейтах, и это не является основой устойчивой экономической модели ».

Стивен Даунс , исследователь Национального исследовательского совета Канады, написал: «Дела не улучшатся. Слишком много стимулов для распространения дезинформации, фейковых новостей, вредоносных программ и прочего. Правительства и организации — главные действующие лица в этом пространстве ».

Анонимный респондент сказал: «Актеры могут получить социальную, экономическую и политическую выгоду, манипулируя информационной средой.Пока существуют эти стимулы, субъекты найдут способ их использовать. Эти преимущества не поддаются технологическому решению, поскольку они носят социальный, политический и культурный характер. Решение этой проблемы потребует больших изменений в обществе ».

Ряд респондентов назвали рыночный капитализм основным препятствием на пути улучшения информационной среды. профессор из Северной Америки сказал: «[Это] капиталистическая система. Информация, которая будет распространяться, будет необъективной, исходя из денежных интересов.”

Сет Финкельштейн , программист-консультант и победитель премии Electronic Freedom Foundation за новаторство, прокомментировал: «Практически все структурные стимулы для распространения дезинформации, похоже, ухудшаются».

Специалист по данным из Европы, написал: «Информационная среда построена на основе телекоммуникационных инфраструктур и услуг, разработанных в соответствии с идеологией свободного рынка, где« истина »или« факт »полезны только до тех пор, пока они могут быть полезны. превращены в товарные продукты как рыночные.”

Збигнев Лукасяк , бизнес-лидер из Европы, написал: «Крупные политические игроки только что научились играть в эту игру. Не думаю, что они приложат много усилий для его устранения ».

Вице-президент по государственной политике одной из ведущих мировых компаний в сфере развлечений и медиа прокомментировал: «Небольшое количество доминирующих онлайн-платформ не имеют центра навыков или этического центра для создания ответственных систем, технических или процедурных.Они избегают ответственности за влияние своих изобретений на общество и не разработали никаких принципов или методов, которые могут помочь в решении сложных проблем. Они похожи на фирмы, занимающиеся биомедицинскими или ядерными технологиями, в которых отсутствуют какие-либо правила этики, обучение или философия этики. Хуже того, их активная философия заключается в том, что оценка вероятных или потенциальных негативных воздействий их изобретений и реагирование на них не является их обязанностью и даже не должна выполняться ».

Патрисия Ауфдерхайд , профессор коммуникаций и основатель Центра медиа и социального воздействия Американского университета, сказала: «Основные интересы не вкладываются в надежность, достаточную для создания новых бизнес-моделей и политических и нормативных стандартов, необходимых для перехода.… В целом существуют мощные силы, в том числе корпоративные инвестиции в бизнес-модели, основанные на слежке, которые создают множество стимулов для ненадежности, соглашения о «невидимом рукопожатии» с правительствами, которые препятствуют изменению моделей слежки, международный шпионаж на правительственном и корпоративном уровне в сочетании с посредственными криптография и плохое использование хакеров в белых шляпах, низкие образовательные стандарты в крупных индустриальных странах, таких как США, и фундаментальные недостатки в США.S. Политическая / избирательная система, поощряющая эксплуатацию ненадежности. Было бы замечательно поверить в обратное, и я надеюсь, что другие комментаторы смогут убедить меня в обратном ».

Джеймс Шлаффер , доцент кафедры экономики, прокомментировал: «Информация создается людьми, которые отошли от объективности, которая была девизом журналистики. Конфликт продается, особенно оппозиционной партии, поэтому у оппозиционного информационного агентства будет стимул продвигать свою версию и повестку дня.Любые меры предосторожности появятся как способ дальнейшего контроля над повествованием и пропаганды населения ».

Подтема: Человеческие наклонности и инфоглушение разобщают людей и усложняют им согласование «общих знаний». Это затрудняет здоровые дебаты и подрывает доверие. Исчезновение средств массовой информации усугубляет проблему

Многие респонденты выразили озабоченность по поводу того, как попытки людей найти и применить точную информацию способствуют возникновению более широкой социальной и политической проблемы: наблюдается растущий дефицит общепринятых фактов или своего рода культурных «общих позиций».«Почему это произошло? Они привели несколько причин:

  • Сетевые эхо-камеры или бункеры разделяют людей на отдельные лагеря, иногда даже побуждая их выражать гнев и ненависть в объеме, которого не было в предыдущих формах связи.
  • Информационная перегрузка сокращает объем внимания людей. Их механизм преодоления состоит в том, чтобы обратиться к развлечениям или другим более легким вещам.
  • Высококачественная журналистика пострадала из-за изменений в экономике внимания.

По их словам, эти и другие факторы мешают многим людям в эпоху цифровых технологий создавать и делиться «общими знаниями», которые лежат в основе более эффективной и гибкой государственной политики.Часть респондентов заявили, что отсутствие общих знаний заставляет многих в обществе сомневаться в надежности всего, что приводит к тому, что они просто прекращают гражданское участие, что приводит к сокращению числа активных и информированных граждан.

Ямайс Кашио , выдающийся научный сотрудник Института будущего, отметил: «Мощность и разнообразие очень недорогих технологий, позволяющих неискушенным пользователям создавать правдоподобные« альтернативные факты », быстро возрастают. Важно отметить, что цель этих инструментов не обязательно состоит в том, чтобы создать последовательные и правдоподобные альтернативные факты, а в том, чтобы создать правдоподобный уровень сомнения в реальных фактах.Кризис, с которым мы сталкиваемся в отношении «истины» и достоверных фактов, основан не столько на способности заставить людей поверить * неправильному *, сколько на способности заставить людей * сомневаться * в правильных вещах. Успех Дональда Трампа станет ярким сигналом того, что эта стратегия работает, наряду с разнообразием технологий, которые сейчас разрабатываются (и внедряются на раннем этапе), которые могут усугубить эту проблему. Короче говоря, это успешная стратегия, упрощенная за счет более мощных информационных технологий ».

Филип Дж.Никель , преподаватель Технологического университета Эйндховена в Нидерландах, сказал: «Упадок традиционных средств массовой информации и сохранение закрытых социальных сетей не изменится в ближайшие 10 лет. Это основные причины ухудшения общественного достояния общих фактов как основы дискурса и политических дебатов ».

Кеннет Шерилл , почетный профессор политологии Хантер-колледжа Городского университета Нью-Йорка, предсказал: «Распространение ложных слухов и сообщений станет проще.Распространение источников приведет к увеличению числа людей, которые не знают, кому или чему они доверяют. Эти люди выпадут из обычного потока информации. Участие будет снижаться по мере того, как все больше и больше граждан становятся не желающими / неспособными выяснить, какие источники информации являются надежными ».

Кризис, с которым мы сталкиваемся в связи с «правдой» и достоверными фактами, основан не столько на способности заставить людей поверить в * неправильные вещи, сколько на способности заставить людей * сомневаться * в правильных вещах.
Jamais Cascio

Что есть правда? Что есть факт? Кто будет решать? И может ли большинство людей согласиться доверять чему-либо как «общему знанию»? Ряд респондентов оспорили идею о том, что любые люди, группы или технологические системы могут или должны «оценивать» информацию как достоверную, фактическую, правдивую или нет.

Анонимный респондент заметил: «Все, что было изобретено, не будет рассматриваться как беспристрастное; некоторые вещи не черно-белые; для других ситуаций факты, используемые для вывода, отличаются от других фактов, используемых другими в той или иной ситуации.У каждого могут быть реальные факты, но для заключения важны собранные факты; кто будет определять, какие факты будут рассматриваться или даже что будет считаться фактом ».

Ассистент из Массачусетского технологического института заметил: «Поддельные и истинные не так бинарны, как хотелось бы, и — в сочетании со все более взаимосвязанным и сложным цифровым обществом — сложно управлять сложностью социальных сетей без прописывая повествование как «истину» ».

Пионер в Интернете и давний руководитель ICANN сказал: «Существует мало шансов на появление фактора воздействия, который улучшит« достоверность »информации в Интернете.”

Вице-президент по взаимодействию с заинтересованными сторонами сказал: «Сети доверия лучше всего строить с помощью физического и неструктурированного взаимодействия, обсуждения и наблюдения. Технологии сокращают возможности для такого взаимодействия и нарушают человеческий дискурс, создавая при этом «ощущение», что мы общаемся больше, чем когда-либо ».

Подтема: Небольшой сегмент общества найдет, использует и, возможно, заплатит за информацию из надежных источников. За пределами этой группы «воцарится хаос» и будет увеличиваться цифровая пропасть

Некоторые респонденты предсказывали, что цифровой разрыв будет увеличиваться.Те, кто стремится к получению более точной информации и полагается на более информированные источники, будут отделены от тех, кто недостаточно избирательный или не вкладывает в это ни время, ни деньги.

Будет что-то вроде «золотого стандарта» источников, и будет бахрома.
Анонимный респондент.

Алехандро Пизанти , профессор UNAM, Национального университета Мексики и давний лидер интернет-политики, заметил: «В целом, по крайней мере, часть общества будет ценить достоверную информацию и находить способы хранить набор тщательно подобранной и качественной информации. Ресурсы.Для этого потребуется сочетание организационных и технологических инструментов, но, прежде всего, потребуется обостренное чувство здравого смысла и доступ к разнообразным, в том числе конкурирующим, источникам. Вне этого будет царить хаос ».

Александр Халаваис , адъюнкт-профессор социальных технологий в Университете штата Аризона, сказал: «Поскольку существует ценность точной информации, доступность такой информации будет продолжать расти. Однако, когда потребители напрямую не платят за такую ​​точность, это, безусловно, будет означать большую степень дезинформации в публичной сфере.Это означает продолжающееся разделение имущих и неимущих, когда дело доходит до достоверных новостей и информации ».

Анонимный редактор и издатель прокомментировал: «К сожалению, многие американцы не обратят внимания на ЛЮБОЙ контент из существующих или развивающихся источников. Это будет продолжающееся унижение масс, хотя «высшие» кадры (образованные / вдумчивые) будут читать / видеть / знать и продолжать сражаться ».

Анонимный респондент сказал: «Будет что-то вроде« золотого стандарта »источников, и будет край.”

Тема 2: Информационная среда не улучшится, потому что технологии создадут новые проблемы, которым нельзя или не будет эффективно противостоять в масштабе

Многие, кто не видит надежды на улучшение информационной среды, говорят, что технологии не спасут общество от искажений, полуправды, лжи и вооруженных нарративов. Анонимный бизнес-лидер утверждал: «Слишком легко создавать фальшивые факты, слишком трудоемко проверять и слишком легко обмануть алгоритмы проверки.» И этот ответ анонимного ученого-исследователя из Северной Америки, перекликается с мнением многих участников опроса: «Мы будем разрабатывать технологии, помогающие выявлять ложную и искаженную информацию, НО они будут недостаточно хороши».

В гонке вооружений между теми, кто хочет фальсифицировать информацию, и теми, кто хочет предоставить точную информацию, первый всегда будет иметь преимущество.
Дэвид Конрад

Пол Н.Эдвардс , научный сотрудник Perry по международной безопасности в Стэнфордском университете, прокомментировал: «Будет разработано много отличных методов для улучшения информационной среды, но история онлайн-систем показывает, что злоумышленники могут и всегда найдут способы их обойти».

Виан Бакир , профессор политической коммуникации и журналистики в Бангорском университете в Уэльсе, прокомментировал: «Это не улучшится из-за 1) развивающейся природы технологий — возникающие СМИ всегда улавливают тех, кто хочет их контролировать, по крайней мере в начальной фазе появления; 2) бизнес-модели социальных сетей и поисковых систем способствуют распространению дезинформации; 3) обеспеченные ресурсами пропагандисты используют эту смесь.”

Многие, кто ожидает, что в ближайшее десятилетие ситуация не улучшится, говорили, что усилия «белой шляпы» никогда не поспевают за достижениями «черной шляпы» в информационных войнах. Разработчик пользовательского опыта и взаимодействия сказал: «По мере того, как существующие каналы становятся более регулируемыми, будут появляться новые нерегулируемые каналы».

Подтема: Те, кто, как правило, действуют для себя, а не для общественного блага, имеют преимущество, и они, вероятно, будут впереди в информационных войнах

Многие из тех, кто не ожидает улучшения информационной среды, заявили, что те, кто желает распространять дезинформацию, очень заинтересованы в использовании новаторских приемов, чтобы опережать методы, призванные их остановить.Они заявили, что определенные деятели в правительстве, бизнесе и другие лица с пропагандистскими программами очень заинтересованы в том, чтобы технологии работали в их пользу в распространении дезинформации, и их будет больше.

Есть много богатых и неэтичных людей, политиков, негосударственных и государственных деятелей, которые сильно заинтересованы в распространении фальшивой информации для своих эгоистических целей.
Джейсон Хонг

Ряд респондентов назвали это «гонкой вооружений». Дэвид Сарокин из Sarokin Consulting и автор «Пропущенной информации» сказал: «Будет гонка вооружений между надежной и ненадежной информацией». И Дэвид Конрад , технический директор, ответил: «В гонке вооружений между теми, кто хочет фальсифицировать информацию, и теми, кто хочет произвести точную информацию, первый всегда будет иметь преимущество».

Джим Хендлер , профессор компьютерных наук в Политехническом институте Ренсселера, прокомментировал: «Информационная среда будет продолжать меняться, но давление политики, рекламы и капитализма, основанного на доходности акций, вознаграждает тех, кто находит способы манипулировать системой, поэтому это будет постоянная борьба между теми, кто стремится к «объективности», и теми, кто пытается манипулировать системой.”

Джон Маркофф , журналист на пенсии и бывший технический репортер The New York Times, сказал: «Я крайне скептически отношусь к улучшениям, связанным с проверкой, без решения проблемы анонимности в Интернете. Я также не верю, что в ближайшем будущем будет решение проблемы анонимности ».

Скотт Спэнглер , главный специалист по анализу данных в IBM Watson Health, сказал, что сейчас существуют технологии, которые делают фальшивую информацию практически невозможной для распознавания и пометки, фильтрации или блокировки.Он написал: «Машинное обучение и сложные статистические методы будут использоваться для точного моделирования реального информационного содержания и сделать поддельную информацию почти неотличимой от реальной».

Джейсон Хонг , доцент факультета компьютерных наук Университета Карнеги-Меллона, сказал: «Некоторая поддельная информация будет обнаружена и заблокирована, но подавляющее большинство — нет. Проблема в том, что компьютерным системам * по-прежнему * очень сложно анализировать текст, находить утверждения, сделанные в тексте, и перепроверять их.Также существует проблема тонких нюансов, расхождений во мнениях или интерпретациях. Наконец, все стимулы неправильные. Есть много богатых и неэтичных людей, политиков, негосударственных и государственных деятелей, которые сильно заинтересованы в распространении фальшивой информации для своих эгоистических целей ».

, профессор-исследователь робототехники в Университете Карнеги-Меллона заметил: «Оборонительные инновации всегда стоят за наступательными. Те, кто хочет распространять дезинформацию, всегда смогут найти способы обойти любые введенные меры контроля.”

Ученый-исследователь из лаборатории информатики и искусственного интеллекта Массачусетского технологического института сказал: «Проблемы будут усугубляться быстрее, чем их можно решить, но это только означает, что решения необходимы как никогда».

Подтема: вооруженные повествования и другой ложный контент будут усилены социальными сетями, пузырьками онлайн-фильтров и AI

Некоторые респонденты ожидают резкого роста манипуляций информационной средой со стороны национальных государств, отдельных политических субъектов и групп, желающих распространять пропаганду.Их цель — вызвать опасения, которые служат их интересам, создать или углубить разрозненность и эхо-камеры, разделить людей и натравить их друг на друга и парализовать или запутать общественное понимание политического, социального и экономического ландшафта.

Мы живем в эпоху, когда большинство людей получают свои «новости» через социальные сети и распространять фальшивые новости очень легко. … Учитывая, что есть свобода слова, мне интересно, как ситуация может когда-либо улучшиться.
Анонимный руководитель проекта научного института

Это было названо вепонизацией публичных нарративов.Платформы социальных сетей, такие как Facebook, Reddit и Twitter, кажутся главными полями битвы. Часто используются боты, и ожидается, что ИИ будет активно внедряться в информационных войнах, чтобы увеличить скорость и влияние обмена сообщениями.

Ведущий пионер Интернета , который работал с FCC, Международным союзом электросвязи (ITU) ООН, General Electric Co. (GE) и другими крупными технологическими организациями. прокомментировал: «Появилась парадигма« Интернет как оружие » .”

Дин Уиллис , консультант Softarmor Systems, прокомментировал: «Правительства и политические группы теперь обнаружили силу целевой дезинформации в сочетании с индивидуальным пониманием целей. Сообщения теперь можно адаптировать с потрясающей точностью. Мы обречены жить в целевых информационных пузырях ».

Анонимный участник опроса отметил: «Дезинформация будет играть важную роль в конфликтах между нациями и внутри конкурирующих сторон внутри национальных государств.”

Дана Бойд , главный исследователь Microsoft Research и основатель Data & Society, написал: «То, что сейчас поставлено на карту вокруг информации, носит эпистемологический характер. Кроме того, информация является источником силы и, следовательно, источником современной войны ».

Питер Луненфельд , профессор Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, прокомментировал: «В обозримом будущем экономика сетей и экономические сети будут отдавать предпочтение распространению непроверенной, непроверенной и часто используемой в качестве оружия информации.Там, где существует капиталистический стимул для предоставления контента потребителям, и эти сети распространения берут начало в огромном разнообразии транснациональных и даже вненациональных экономик и политических систем, способность « контролировать » достоверность будет намного превосходить возможности и желание предоставлять любой контент любому пользователю ».

Эти эксперты отметили, что общественность обращалась к социальным сетям, особенно к Facebook, чтобы получать свои «новости». Они сказали, что тяга публики к быстрому чтению и сенсационности в стиле таблоидов — вот что делает социальные сети полем выбора для манипулятивных повествований, которые часто упаковываются так, чтобы выглядеть как заголовки новостей.Они отмечают, что переход общества от более традиционных основных новостных агентств, в которых были некоторые этические стандарты, к потреблению социальных новостных лент ослабил основные средства массовой информации, сделав их менее бюджетными операциями, которые были вынуждены конкурировать за внимание, предлагая кликбейт. собственные заголовки.

Почетный профессор коммуникации университета Лиги плюща США отметил: «Мы потеряли важную социальную функцию в прессе. На смену им приходят социальные сети, в которых практически отсутствуют моральные или этические нормы или ограничения на выполнение информационных ролей.”

Руководитель проекта для научного института прокомментировал: «Мы живем в эпоху, когда большинство людей получают свои« новости »через социальные сети и очень легко распространять фальшивые новости. Существование сайтов-приманок облегчает быстрое распространение теорий заговора людьми, которые не утруждают себя чтением статей целиком и не ищут надежные источники. Учитывая, что есть свобода слова, мне интересно, как ситуация может когда-либо улучшиться. Большинство пользователей просто читают заголовок, комментируют и делятся, не переваривая всю статью и не критически оценивая ее содержание (если они вообще ее читают).”

Подтема: Наиболее эффективные технические решения по борьбе с дезинформацией поставят под угрозу сокращающиеся возможности конфиденциальности людей, и они, вероятно, ограничат свободу слова и лишат людей возможности сохранять анонимность в Интернете

Появление новых и очень разнообразных голосов с разными повестками дня и мотивами в целом можно было бы считать хорошим делом. Но некоторые из этих экспертов заявили, что недавние крупные успехи манипуляторов дезинформацией создали угрожающую среду, в которой многие в обществе поощряют поставщиков платформ и правительства к расширению слежки.Среди технологических решений для «очистки» информационной среды есть те, которые работают для четкой идентификации сущностей, работающих в сети, и используют алгоритмы для обнаружения дезинформации. Некоторые из этих экспертов ожидают, что такие системы будут действовать для выявления предполагаемых неправомерных действий и пометить, заблокировать, отфильтровать или удалить некоторый онлайн-контент и даже запретить дальнейшую публикацию некоторых плакатов.

Усиление цензуры и массового наблюдения будет иметь тенденцию создавать официальную «правду» в различных частях мира.
Профессор на пенсии

Преподаватель , прокомментировал: «Создание« надежной, надежной и невзламываемой системы проверки »приведет к созданию системы для фильтрации и, следовательно, структурирования контента. В конечном итоге это окажется цензурированной информационной реальностью ».

Специалист по электронному обучению заметил: «Любая система, считающая себя способной« оценивать »информацию как достоверную или недействительную, по своей сути является предвзятой». А профессор и исследователь отметили: «В открытом обществе нет предварительного определения того, какая информация является подлинной или поддельной.”

Фактически, часть респондентов предсказывала, что информационная онлайн-среда не улучшится в ближайшее десятилетие, потому что любое требование аутентификации личности лишит общественность высоко ценимых прав на свободу слова и позволит крупным державам контролировать информационную среду.

Известный почетный профессор политологии в университете США написал: «Дезинформация будет и дальше процветать благодаря давней (и ценной) традиции свободы слова.Цензура будет отклонена ». Анонимный респондент написал: «Всегда идет борьба между« правдой »и свободой слова. Но поскольку Интернет нельзя регулировать, свобода слова будет продолжать доминировать, а это означает, что информационная среда не улучшится ».

Но другая доля респондентов ответила, что именно поэтому аутентифицированные идентификаторы — которые уже используются в некоторых местах, включая Китай — станут большей частью информационных систем. профессор по специальности U.S. University ответил: «Технологии наблюдения и финансовые стимулы будут способствовать усилению наблюдения». профессор университета на пенсии предсказал: «Усиление цензуры и массового надзора будет иметь тенденцию создавать официальную« правду »в различных частях мира. В Соединенных Штатах корпоративная фильтрация информации будет навязывать взгляды экономической элиты ».

Исполнительный директор крупной глобальной организации по защите конфиденциальности утверждал, что устранение гражданских свобод с целью остановить дезинформацию не будет эффективным, заявив, что «проблемные субъекты смогут обыгрывать разработанные системы, в то время как другие будут чрезмерно регулироваться».”

Несколько других респондентов также назвали это серьезным недостатком этого потенциального средства правовой защиты. Они возражали против этого по нескольким причинам, включая тот факт, что это позволяет даже более широкому правительству и корпоративному наблюдению и контролю над большей частью населения.

Эммануэль Эдет , руководитель юридической службы Национального агентства по развитию информационных технологий Нигерии, заметил: «Информационная среда улучшится, но это приведет к ухудшению конфиденциальности».

Билл Вудкок , исполнительный директор Packet Clearing House, написал: «Существует фундаментальный конфликт между анонимностью и контролем над публичной речью, и страны, которые не ценят анонимность внутри страны, по-прежнему могут использовать ее в качестве оружия на международном уровне, в то время как страны, которые действительно ценят анонимную речь, должны сделать ее доступной для всех, в противном случае они не будут придерживаться своих собственных принципов.”

Джеймс ЛаРю , директор Управления интеллектуальной свободы Американской библиотечной ассоциации, прокомментировал: «Информационные системы стимулируют привлечение внимания. Ложь — мощный способ добиться этого. Чтобы остановить это, требуется усиленная слежка, а это означает надзор со стороны правительства, у которого есть свои стимулы не говорить правду ».

Том Валович , участник журнала «Техноскептик» и автор книги «Цифровые мифологии», сказал, что поощрение платформ для реализации алгоритмического контроля не является оптимальным.Он написал: «Искусственный интеллект, который вытеснит человеческие суждения, агрессивно преследуется организациями в Кремниевой долине и других местах. Алгоритмические решения по замене человеческого суждения подвержены скрытой предвзятости и в конечном итоге не приведут к достижению этой цели. Они будут продолжать централизацию власти только в небольшом количестве компаний, контролирующих поток информации ».

Тема 3. Информационная среда улучшится, поскольку технологии помогут маркировать, фильтровать или запрещать дезинформацию и, таким образом, повышать способность общественности оценивать качество и достоверность контента

Большинство респондентов, давших обнадеживающие ответы о будущем истины в Интернете, заявили, что они верят, что технологии будут внедрены для улучшения информационной среды.Они отметили, что их вера коренится в истории, утверждая, что люди всегда находили способы внедрять инновации для преодоления проблем. Большинство этих экспертов не ожидают, что будет идеальная система, но они ожидают прогресса. Ряд компаний заявили, что такие корпорации информационных платформ, как Google и Facebook, начнут эффективно контролировать окружающую среду, чтобы внедрить моральное и этическое мышление в структуру своих платформ. Они надеются, что это позволит одновременно проверять контент и при этом защищать такие права, как свобода слова.

Если отрасль будет оказывать сильное давление, чтобы решить эту проблему (а она есть), тогда будут разработаны методологии и будет достигнут прогресс… Другими словами, если есть желание, то выход есть.
Адам Лелла

Ларри Даймонд , старший научный сотрудник Института Гувера и Института Фримена Спогли (FSI) в Стэнфордском университете, сказал: «Я надеюсь, что основные цифровые информационные платформы предпримут творческие инициативы, чтобы отдать предпочтение более авторитетным и заслуживающим доверия источникам и позвонить по телефону. исключать и понижать роль источников информации, которые кажутся механизмами пропаганды и манипуляции, будь то люди или роботы.Фактически, компании уже начинают делать шаги в этом направлении ».

Доцент в университете США написал: «Я не вижу, чтобы мы отказывались от поиска истины». И исследователь из Европы сказал: «Появятся технологии, которые решат проблемы доверия и логики вознаграждения».

Адам Лелла , старший аналитик по маркетинговым исследованиям компании comScore Inc., ответил: «В прошлом было множество других проблем, связанных с отраслью (например.g., видимость, обнаружение недействительного трафика, кросс-платформенное измерение), которые, казалось бы, невозможно было решить, но тем не менее за последние несколько лет был достигнут значительный прогресс. Если отрасль испытывает сильное давление с целью решить эту проблему (а она есть), то будут разработаны методологии и достигнут прогресс, который поможет смягчить эту проблему в долгосрочной перспективе. Другими словами, если есть желание, значит, есть выход ».

Подтема: Вероятные технические решения включают корректировку алгоритмических фильтров, браузеров, приложений и подключаемых модулей, а также внедрение «рейтингов доверия»

Многие респонденты, которые надеются на улучшение информационной среды, указали способы внедрения новых технологических решений.

Барт Книжненбург , исследователь по системам принятия решений и рекомендаций и доцент кафедры информатики в Университете Клемсона, сказал: «Две разработки помогут улучшить информационную среду: 1) Новости перейдут на модель подписки (например, музыка, фильмы и т. д.), а поставщики подписки будут заинтересованы в опровержении ложных рассказов; 2) Алгоритмы, которые фильтруют новости, научатся определять качество новости, а не просто подстраиваться под «вирусность» или политические взгляды.”

Чтобы уменьшить распространение фейковых новостей, мы должны снизить их финансовую активность.
Янтарный футляр

Лорел Фелт , преподаватель Университета Южной Калифорнии: «Будут созданы механизмы для отметки подозрительного контента и поставщиков, а затем приложения и плагины, чтобы люди могли видеть« рейтинг доверия »для части контента, торговой точки или даже Айпи адрес. Возможно, люди даже смогут установить фильтры, чтобы при выполнении поиска обращения, не соответствующие определенному порогу доверия, не отображались в списке.”

, давний исследователь и администратор правительства США в области коммуникаций и технологий, сказал: «Разведывательные, оборонные и связанные с ними агентства США очень активно работают над этой проблемой, и результаты многообещающие».

Эмбер Кейс , научный сотрудник Центра Интернета и общества Беркмана Кляйна Гарвардского университета, предложила удерживать доход от рекламы до тех пор, пока не будет установлена ​​достоверность. Она написала: «Прямо сейчас есть стимул распространять фейковые новости.Это выгодно, прибыль, полученная от создания статьи, вызывающей достаточно возмущения, что за ней последуют деньги за рекламу. … Чтобы уменьшить распространение фейковых новостей, мы должны снизить их финансовую активность. Если статья прорывается в коллективное сознание и позже будет доказано, что она фальшивка, сайты, которые контролируют или размещают этот контент, могут отказать в распределении доходов от рекламы организации, создавшей или опубликовавшей ее. Для этого потребуется система отсроченного распределения доходов от рекламы, в которой рекламные фонды удерживаются до тех пор, пока точность статьи не будет подтверждена.Множество фейковых новостей создается несколькими людьми, и устранение их стимулов может остановить большую часть публикаций новостей ».

Андреа Матвишин , профессор права Северо-Восточного университета, изучающая инновации и право, особенно информационную безопасность, заметила: «Закон об ответственности за программное обеспечение, наконец, начнет развиваться. Маркет-мейкеры будут все больше учитывать качество безопасности как фактор, имеющий отношение к оценке компании. Правовой климат для исследований в области безопасности будет продолжать улучшаться, поскольку их связь с национальной безопасностью становится все более очевидной.Эти изменения приведут к значительным улучшениям безопасности в корпоративном и государственном секторах в течение следующего десятилетия ».

Ларри Кили , основатель консалтинговой компании Doblin, предсказал, что технология будет улучшена, но люди останутся прежними, написав: «Возможности, адаптированные как из библиометрической аналитики, так и передовой практики аудита, сделают эту проблему решаемой. Однако будет распространяться и несертифицированная, убедительная, но не соответствующая действительности информация. Таким образом, новый разрыв будет между людьми, которые хотят, чтобы их информация была реальной, и людьми.те, кто просто хочет , считают важным. Помните цитату Роджера Эйлса: «Люди не хотят БЫТЬ информированными, они хотят ЧУВСТВОВАТЬ информированными». Вздох.

Также ответили анонимные участники опроса:

  • «Фильтры и алгоритмы улучшатся как для проверки необработанных данных, так и для разделения« наложений »и исправления петли обратной связи».
  • «Семантические технологии смогут перекрестно проверять утверждения, как и метаанализ».
  • «История правдоподобия каждого человека будет использоваться для фильтрации входящей информации.”
  • «Правдивость информации будет связана с тем, насколько источник воспринимается как заслуживающий доверия — мы можем, например, разработать индекс доверия, и доверие будет легче проверять с использованием технологий, основанных на искусственном интеллекте».
  • «Работа, проводимая над такими вещами, как проверяемая личность и обмен информацией через свободную федерацию, несколько улучшит ситуацию (но не полностью). То есть все станет лучше, но не обязательно хорошо ».
  • «Искусственный интеллект, блокчейн, краудсорсинг и другие технологии еще больше улучшат нашу способность фильтровать и оценивать достоверность информации.”
  • «Будут разработаны новые визуальные подсказки, чтобы помочь потребителям новостей отличать надежные источники новостей от других».
Подтема: Нормативные средства защиты могут включать закон об ответственности за программное обеспечение, требуемые идентификационные данные, разделение социальных сетей, таких как Facebook

Ряд респондентов полагают, что в следующем десятилетии появятся средства правовой защиты, выходящие за рамки любых технических инноваций. Они предложили ряд предложений — от нормативных реформ, применяемых к платформам, помогающим продавцам дезинформации, до юридических наказаний, применяемых к нарушителям.Некоторые думают, что угроза реформирования нормативно-правовой базы через правительственные агентства может вызвать проблему обязательной идентификации и отмену защиты анонимности для пользователей платформы.

Соня Ливингстон , профессор социальной психологии Лондонской школы экономики и политических наук, ответила: «Те, у кого есть власть, не позволят продолжаться состоянию« дикого запада »в Интернете, как мы уже видим. национальное давление на поставщиков / компании с помощью ряда средств — от закона и регулирования до морального давления и давления со стороны потребителей.”

Вилли Карри , давний эксперт в области распространения глобальных коммуникаций, писал: «С очевидным успехом фейковых новостей на таких платформах, как Facebook, придется бороться на нормативной основе, поскольку ясно, что технически подкованные люди будут искать только технические исправляет и может иметь стимулы не слишком усердно смотреть, поэтому саморегулирование вряд ли увенчается успехом. Отговорка о том, что масштаб публикаций в социальных сетях делает невозможным вмешательство человека, не может служить защитой.Варианты регулирования могут включать разделение социальных сетей, таких как Facebook, на более мелкие организации. Правовые варианты включают в себя изменение представления о том, что поставщики контентных услуг в Интернете являются всего лишь каналом, не несущим ответственности за контент. Эти нормативные и правовые варианты могут быть политически невозможны для воздействия в США, но они, безусловно, возможны в Европе и в других странах, особенно если будет показано, что фейковые новости влияют на европейские выборы ».

Салли Вентворт , вице-президент по разработке глобальной политики в Internet Society, предостерегала от чрезмерной зависимости от поставщиков информационных платформ при разработке решений для улучшения информационной среды.Она написала: «Приятно видеть, что некоторые крупные платформы начинают использовать Интернет-решения для решения некоторых проблем, связанных с онлайн-экстремизмом, насилием и фальшивыми новостями. И все же создается впечатление, что как общество мы передаем эту функцию на аутсорсинг частным организациям, которые существуют, в конечном счете, для получения прибыли, а не обязательно для общественного блага. Сколько власти мы передаем им, чтобы управлять нашим социальным дискурсом? Знаем ли мы, к чему это в конечном итоге может привести? С одной стороны, хорошо, что крупные игроки, наконец, взяли на себя ответственность.Но правительства, пользователи и общество слишком быстро перекладывают всю ответственность на интернет-платформы. Кто возлагает на них ответственность за решения, которые они принимают от имени всех нас? Знаем ли мы, что это за решения? »

Профессор и заведующий кафедрой теории образования, политики и администрирования прокомментировал: «Часть этой работы может выполняться на частных рынках. Один из очевидных моментов — запрет на доступ в социальные сети. Что касается уголовного права, я думаю, что важно, чтобы штрафы / постановления были привязаны к конкретной области.Речь можно регулировать в определенных местах, но, очевидно, не во всех. Были бы полезны федеральные (и, возможно, даже международные) руководящие принципы. Я не могу представить штрафы без нормативно-правовой базы ».

Тема 4: Информационная среда улучшится, потому что люди будут приспосабливаться и улучшать ситуацию

Многие из тех, кто ожидает улучшения информационной среды, ожидают, что обучение информационной грамотности и другие формы помощи помогут людям стать более искушенными потребителями.Они ожидают, что пользователи будут стремиться к более надежной информации, а поставщики знаний ответят тем же.

Когда телевидение стало популярным, люди тоже поверили, что все на телевидении — правда. Важно то, как люди реагируют и получают доступ к информации и новостям, а не механизмы, которые их распространяют.
Ирэн Ву

Франк Кауфманн , основатель и директор нескольких международных проектов по борьбе за мир, СМИ и информации, прокомментировал: «Качество новостей будет улучшаться, потому что ситуация всегда улучшается.А Барри Веллман , эксперт по виртуальным сообществам и содиректор NetLab Network, сказал: «Программное обеспечение и люди становятся все более изощренными».

Один обнадеживающий респондент сказал, что изменение экономических стимулов может привести к желаемым изменениям. Том Вользен , председатель The Video Call Center и Wolzien LLC, сказал: «Рынок не уберет плохой материал, но сместит фокус и экономические выгоды в сторону надежных. Потребители информации, которым надоели ложные нарративы, будут все больше переходить к более надежным источникам, что приведет к перетоку доходов к этим более надежным источникам, а не к мусору.Это не означает, что все люди будут придерживаться научного или журналистского метода (или обоих), но они будут тяготеть к материалам, источникам и учреждениям, которые они сочтут заслуживающими доверия, и эти учреждения сами будут требовать методов проверки, помимо тех, которые они используют сегодня. . »

госслужащий на пенсии и пионер Интернета предсказал: «1) Правдивое обучение станет неотъемлемым элементом средней школы. 2) Поставщики информации несут юридическую ответственность за свой контент.3) Несколько надежных источников будут продолжать доминировать в Интернете ».

Ирен Ву , адъюнкт-профессор коммуникаций, культуры и технологий Джорджтаунского университета, сказала: «Информация будет улучшаться, потому что люди будут лучше понимать, как обращаться с огромными объемами цифровой информации. Сейчас многие люди наивно верят тому, что читают в социальных сетях. Когда телевидение стало популярным, люди тоже поверили, что все, что показывают по телевизору, — правда. Важно то, как люди реагируют и получают доступ к информации и новостям, а не механизмы, которые их распространяют.”

Чарли Файерстоун , исполнительный директор программы по коммуникациям и обществу Института Аспена, прокомментировал: «В будущем тегирование, маркировка, рекомендации коллег, новые знания (медиа, цифровые) и аналогичные методы позволят людям лучше анализировать информацию. находите фактическую информацию и полагайтесь на нее. Кроме того, будет реакция на распространенность ложной информации, так что люди будут более охотно действовать, чтобы гарантировать, что их информация будет точной.”

Говард Рейнгольд , пионер в области исследования виртуальных сообществ, давний профессор и автор книги «Net Smart: How to Thrive Online», отметил: «Как я писал в« Net Smart »в 2012 году, некоторая комбинация образовательных, алгоритмических и социальных систем может помочь улучшить соотношение сигнал / шум в Интернете — с оговоркой, что дезинформация / дезинформация по сравнению с проверенной информацией, вероятно, будет продолжающейся гонкой вооружений. В 2012 году у Facebook, Google и других не было стимула обращать внимание на проблему.После выборов 2016 года проблема фальшивой информации стала очевидной ».

Подтема: Дезинформация всегда была с нами, и люди нашли способы уменьшить ее влияние. Проблемы станут более управляемыми по мере того, как люди станут более искусными в сортировке материалов

Многие респонденты согласны с тем, что дезинформация будет сохраняться по мере расширения сферы Интернета и установления новых связей между людьми. Тем не менее, наиболее обнадеживающие из этих экспертов утверждают, что прогресс неизбежен, поскольку люди и организации находят механизмы выживания.Говорят, история подтверждает это. Кроме того, они заявили, что технологи будут играть важную роль, помогая отфильтровывать дезинформацию и моделировать новые методы цифровой грамотности для пользователей.

Мы были в таком положении раньше, когда печатные станки сломали существующую систему управления информацией. Возникла новая система, и я считаю, что у нас есть мотивация и возможность сделать это снова.
Джонатан Грудин

Марк Бантинг , приглашенный научный сотрудник Оксфордского института Интернета, старший советник по цифровой стратегии и государственной политике с 16-летним опытом работы в BBC и в качестве консультанта по цифровым технологиям, написал: «Наша информационная среда неизмеримо улучшилась благодаря демократизации средства публикации с момента создания Интернета почти 25 лет назад.Сейчас мы видим обратные стороны этой трансформации, когда злоумышленники манипулируют новыми свободами в антиобщественных целях, но методы управления и смягчения этого вреда улучшатся, создавая потенциал для более свободной, но хорошо управляемой информационной среды в 2020-х годах ».

Джонатан Грудин , главный исследователь дизайна в Microsoft, сказал: «Мы были в этом положении раньше, когда печатные машины сломали существующую систему управления информацией. Возникла новая система, и я считаю, что у нас есть мотивация и возможность сделать это снова.Это снова будет включать в себя передачу информации больше, чем подавление дезинформации; противоречивые утверждения всегда существовали в печати, но были управляемы и часто полезны ».

Джудит Донат , научный сотрудник Центра Интернета и общества им. Беркмана Кляйна Гарвардского университета и основатель Sociable Media Group в MIT Media Lab, написала: «Фейковые новости — не новость. Тираж Weekly World News составил более миллиона экземпляров, в основном вымышленных новостей, которые печатаются и продаются в формате, очень напоминающем газету.Многие читатели признали это развлечением, но не все. Более тонко, его присутствие в газетном киоске напомнило всем, что можно напечатать все, что угодно ».

Джошуа Хэтч , президент Ассоциации онлайн-новостей, отметил: «Я немного оптимистичен, потому что есть больше людей, которые заботятся о том, чтобы поступать правильно, чем людей, которые пытаются разрушить систему. Ситуация улучшится, потому что люди — индивидуально и коллективно — сделают это так ».

Многие из этих респондентов заявили, что руководители и инженеры крупных компаний, занимающихся информационными платформами, будут играть важную роль.Некоторые заявили, что ожидают, что некоторые другие систематические и социальные изменения изменят положение вещей.

Джон Уилбэнкс , начальник отдела общин Sage Bionetworks, ответил: «Я оптимист, поэтому отнеситесь к этому с недоверием, но я думаю, что когда люди, рожденные в эпоху Интернета, займут руководящие должности, они станут лучше умеют извлекать и распознавать фальшивые новости, чем те из нас, кто помнит эпоху привратников, которым доверяли. Они будут частью иммунной системы. Дело не в том, что окружающая среда станет лучше, а в том, что младшие будут лучше приспособлены к ее выживанию.”

Дэнни Роджерс , основатель и генеральный директор Terbium Labs, ответил: «Дела всегда улучшаются. Не монотонно и не без усилий, но по сути, я все еще верю, что усилия по улучшению информационной среды в конечном итоге перевесят усилия по ее передаче ».

Брайан Александр , футуролог и президент Bryan Alexander Consulting, ответил: «Рост цифровой грамотности и использование автоматизированных систем склонят чашу весов в сторону улучшения информационной среды.”

Некоторые из этих респондентов заявили, что корпорации информационных платформ, такие как Google и Facebook, начнут эффективно контролировать окружающую среду с помощью различных технологических усовершенствований. Они выразили веру в изобретательность этих организаций и предложили, чтобы сотрудники этих компаний внедрили технологии, чтобы внедрить моральное и этическое мышление в структуру и деловую практику своих платформ, позволяя проверять контент, сохраняя при этом защиту таких прав, как свобода слова.

Патрик Ламбе , главный консультант Straits Knowledge, прокомментировал: «Все крупномасштабные человеческие системы адаптивны. Столкнувшись с новыми хищническими явлениями, возникают противодействующие силы, чтобы уравновесить или победить их. Мы находимся в начале широкомасштабного негативного воздействия подрыва социального чувства достоверности фактов. Противодействующие силы уже появляются. Присутствие крупных «арендодателей», контролирующих значительные части экосистемы (например, Google, Facebook), помогает в этом ответном ответе.”

профессор технологического права в университете США на западном побережье сказал: «Посредники, такие как Facebook и Google, будут разрабатывать более надежные системы, чтобы вознаграждать законных производителей и наказывать распространителей фейковых новостей».

Давний директор в Google прокомментировал: «Такие компании, как Google и Facebook, вкладывают большие средства в разработку полезных решений. Подобно спаму в электронной почте, эту проблему невозможно полностью устранить, но с ней можно справиться ».

Сандро Хоук , технический персонал Консорциума World Wide Web, предсказал: «Ситуация ухудшится, прежде чем станет лучше, но у людей есть базовые инструменты для решения этой проблемы, так что шансы на то, что мы это сделаем, велики.Самый большой риск, как и во многих других случаях, заключается в том, что узкие личные интересы мешают людям эффективно сотрудничать ».

Этими комментариями поделились анонимные респонденты:

  • «Точные факты важны, особенно в условиях демократии, поэтому это будет высокая общая ценность, достойная инвестиций и государственной поддержки, а также инициатив частного сектора».
  • «Мы только находимся в начале радикальных технологических и социальных изменений. Мы изучим и разработаем стратегии решения таких проблем, как фальшивые новости.”
  • «Существует длинный список инноваций для решения проблем. Да, иногда инновации приводят к злоупотреблениям, но дальнейшие инновации, как правило, решают эти проблемы ».
  • Потребители поднялись в прошлом, чтобы заблокировать чушь, фальшивую рекламу, фальшивые инвестиционные мошенничества и т. Д., И они снова сделают это в отношении фейковых новостей ».
  • «По мере того, как мы больше узнаем о цифровой дезинформации, мы будем разрабатывать более совершенные инструменты, политику и возможности для коллективных действий».
  • «Теперь, когда это стоит на повестке дня, умные исследователи и технологи будут разрабатывать решения.”
  • «Повышение осведомленности о проблеме приведет к новым решениям и нормам, которые улучшат ситуацию в долгосрочной перспективе, даже если неизбежно будут ошибки, такие как неправильное регулирование и решения».
Подтема: Краудсорсинг будет работать для выявления проверенных фактов и блокирования тех, кто распространяет ложь и пропаганду. Некоторые также надеются на распределенные реестры (блокчейн)

Ряд этих экспертов заявили, что такие решения, как добавление тегов, отметок или других обозначений сомнительного контента, будут продолжать расширяться и будут использоваться в будущем для борьбы с распространением дезинформации.

Будущее повысит доверие к источнику любой информации.Чем больше данный источник приписывается «фейковым новостям», тем ниже он будет располагаться в дереве достоверности.
Анонимный инженер

Дж. Натан Матиас , постдокторант Принстонского университета и ранее приглашенный научный сотрудник Центра гражданских СМИ Массачусетского технологического института, писал: «Благодаря этнографии и масштабным социальным экспериментам я был вдохновлен увидеть сообщества добровольцев с десятками миллионов человек. работать вместе, чтобы успешно управлять рисками, связанными с неточными новостями.”

Исследователь онлайн-преследований , работающий на крупной информационной интернет-платформе , прокомментировал: «Если есть некоммерческие организации, которые поддерживают технологии, такие как инициатива ACLU, чтобы отслеживать дезинформацию, а затем сотрудничать с такими местами, как Facebook, чтобы бороться с этим видом новостного спама, то да, информационная среда улучшится. Мы также должны отказаться от статей, похожих на кликбайт, и полагаться не алгоритмически на популярность, а на информацию ».

Инженер , базирующийся в Северной Америке, ответил: «Будущее укрепит доверие к источнику любой информации.Чем больше данный источник приписывается «фейковым новостям», тем ниже он будет располагаться в дереве достоверности ».

Мика Альтман , директор по исследованиям Программы информатики Массачусетского технологического института, прокомментировал: «Технологический прогресс создает силы, действующие в двух направлениях: становится все проще создавать реалистичную фальшивую информацию; и краудсорсинг сбора и проверки информации становится все проще. В долгосрочной перспективе я с оптимизмом смотрю на то, что вторая сила будет преобладать, поскольку сокращение транзакционных издержек, по-видимому, в большей степени в пользу толпы, чем концентрированных институтов.”

Бывший председатель крупного научного аналитического центра США и бывший генеральный директор ответил: «[Информационная среда] должна улучшиться, потому что существует множество методов, которые могут использоваться как с участием человека, так и с помощью коллективного разума посредством голосования пользователей и рейтинг — и технологические меры, которые либо находятся на очень ранней стадии своего развития, либо не используются, либо вообще не используются. Рассматривайте спам как аналог «.

Некоторые предсказывали, что технологии цифрового распределенного реестра, известные как блокчейн, могут дать некоторые ответы.Опытный редактор и обозреватель , работающий в области технологий, из Европы , прокомментировал: «Блокчейн-подход, используемый для биткойнов и т. Д., Может быть использован для распространения контента. DECENT — ранний пример ». А анонимный респондент из Центра Интернета и общества Беркмана Кляйна Гарвардского университета сказал: «Они будут криптографически проверены с помощью концепций».

Но другие были менее уверены в том, что блокчейн будет работать. Ведущий исследователь , изучающий распространение дезинформации , заметил: «Я знаю, что такие системы, как блокчейн, — это начало, но в некотором смысле аналоговые системы (например.g., сканированные бюллетени для голосования) могут быть более устойчивыми к внешнему влиянию, чем цифровые решения, такие как усиленное шифрование. Всегда есть потенциальные компромиссы, когда наши сети связи основаны на технологиях и оборудовании, запрограммированных человеком; это в меньшей степени относится к системам «сначала аналоговое, затем цифровое» ».

, профессор СМИ и коммуникаций из Европы сказал: «В настоящее время надежные и проверенные системы проверки еще не доступны; они могут стать технически доступными в будущем, но гонка вооружений между корпорациями и хакерами никогда не заканчивается.Технология блокчейн может быть вариантом, но каждая технологическая система должна быть построена на доверии, и до тех пор, пока нет управляемой на глобальном уровне доверительной системы, которая была бы открытой и прозрачной, не будет надежных систем проверки ».

Тема 5: Технологии не могут выиграть битву. Общественность должна финансировать и поддерживать производство объективной и точной информации. Он также должен повышать информационную грамотность, чтобы стать основной целью образования

Многие респонденты пришли к единому мнению — независимо от того, ожидают ли они улучшения информационной среды в ближайшее десятилетие или нет, — что проблема дезинформации требует значительного внимания.Часть этих респондентов призвали к действиям в двух областях: поддержка прессы, служащей общественным интересам, и обширные, всесторонние, постоянные усилия по обучению информационной грамотности для людей всех возрастов.

Мы не можем машинным путем научиться выходить из этой катастрофы, которая на самом деле представляет собой настоящий шторм плохих гражданских знаний и плохой информационной грамотности.
Майк ДеВито

Социолог , проводящий исследование технологий и гражданской активности в Массачусетском технологическом институте , сказал: «Хотя проблемы информационной экосистемы 2016–2017 годов, вероятно, станут еще хуже, но они станут переломным моментом и призывом к действиям для граждан, политиков, журналистов, дизайнеров. и филантропы, которые должны работать вместе, чтобы решить проблемы, лежащие в основе дезинформации.”

Майкл Циммер, адъюнкт-профессор и специалист по этике конфиденциальности и информации в Университете Висконсина, Милуоки, прокомментировал: «Это социальная проблема, которую невозможно решить с помощью технологий».

Подтема: Финансирование и поддержка должны быть направлены на восстановление хорошо укрепленной, этичной и пользующейся доверием общественной прессы

Многие респонденты отметили, что, хотя цифровая эпоха увеличила количество источников информации, она нанесла ущерб охвату и влиянию традиционных новостных организаций.Это фундаментальные институты, на которые многие люди полагались для получения объективной, проверенной и надежной информации — информации, подкрепленной этическими стандартами и общей целью служения общему благу. Эти респонденты заявили, что информационную среду невозможно улучшить без более укомплектованных персоналом, финансово стабильных независимых новостных организаций. Они считают, что материал может превзойти дезинформацию и создать базу «общих знаний», которыми общественность может поделиться и действовать.

Это тревожный сигнал для индустрии новостей, политиков и журналистов, требующих усовершенствовать систему производства новостей.
Рич Линг

Сьюзан Харес , пионер в сети Национального научного фонда (NSFNET) и давний специалист по разработке стратегии Интернета, а теперь консультант, сказала: «Обществу просто нужно решить, что« пресса »больше не предоставляет объективную информацию, и она должна платить за объективную и проверенную информацию ».

Кристофер Дженкс , почетный профессор Гарвардского университета, сказал: «Чтобы уменьшить количество« фейковых новостей », нужна профессия, члены которой разделяют стремление делать все правильно.Это, в свою очередь, требует источника денег, чтобы платить таким профессиональным журналистам. Реклама использовалась для того, чтобы дать газетам деньги, чтобы заплатить таким людям. Эти деньги заканчиваются, и кажется маловероятным, что они будут заменены в течение следующего десятилетия ».

Рич Линг , профессор медиа-технологий в Школе коммуникации и информации Технологического университета Наньян, сказал: «Мы видели последствия фейковых новостей на президентских выборах в США и Брексите. Это тревожный сигнал для новостной индустрии, политиков и журналистов с просьбой усовершенствовать систему производства новостей.”

Майя Вуйович , старший копирайтер Comtrade Group, прогнозирует: «Информационная среда будет все больше восприниматься как общественное благо, а ее надежность станет универсальной потребностью. Технологический прогресс и усилия по повышению осведомленности общественности дадут различные способы постоянно очищать его от дезинформации, чтобы поддерживать ее в разумных пределах ».

Автор и журналист из Северной Америки сказал: «Я считаю, что эта эпоха может породить новую — бегство к качеству, в котором голодные по времени граждане придают большое значение проверенным источникам новостей.”

профессор права в крупном государственном университете США прокомментировал: «Дела не улучшатся, пока мы не поймем, что точные новости и информация — это общественное благо, которое требует некоммерческого руководства и государственных субсидий».

Марк Ротенберг , президент Информационного центра электронной конфиденциальности, написал: «Проблема с онлайн-новостями носит структурный характер: слишком мало привратников, а бизнес-модель в Интернете не поддерживает качественную журналистику. Причина в том, что доходы от рекламы не связаны с производством новостей.”

В условиях ненадежного финансирования и сокращения аудитории здоровая журналистика, служащая общему благу, теряет свой голос. Шива Вайдхианатан , профессор медиа-исследований и директор Центра СМИ и гражданства в Университете Вирджинии, написал: «Нет технологических решений, которые исправляют доминирование Facebook и Google в нашей жизни. Эти должностные лица заблокированы в монопольной власти над нашей информационной экосистемой, и, истощая деньги на рекламу из всех других недорогих коммерческих СМИ, они обедняют общественную сферу.”

Подтема: Повышение информационной грамотности: это должно стать основной целью на всех уровнях образования

Многие из этих экспертов заявили, что недостатки в человеческой природе и еще не разработанные нормы в цифровую эпоху являются ключевыми проблемами, которые делают пользователей уязвимыми для ложных, вводящих в заблуждение и манипулятивных онлайн-рассказов. Одно из возможных средств правовой защиты, предложенное этими респондентами, — это массовый принудительный крестовый поход с целью обучения всех информационной грамотности в цифровую эпоху. Некоторые утверждали, что такие усилия могут подготовить больше людей к тому, чтобы быть мудрыми в том, что они видят / читают / верят, и, возможно, даже послужат повышению общих социальных норм обмена информацией.

Информация настолько надежна, насколько надежны люди, которые ее получают.
Коллер Юлия

Карен Моссбергер , профессор и директор Школы по связям с общественностью Университета штата Аризона, написала: «Распространение фейковых новостей — это не просто проблема ботов, но и часть более широкой проблемы, проявляют ли люди критическое мышление. и навыки информационной грамотности. Возможно, всплеск фейковых новостей в недавнем прошлом послужит тревожным сигналом для рассмотрения этих аспектов онлайн-навыков в средствах массовой информации и рассмотрения их как фундаментальных образовательных компетенций в нашей системе образования.В целом онлайн-информация имеет почти безграничное разнообразие источников с разной степенью достоверности. Технологии создают эту проблему, но решение не только технического характера ».

Майк ДеВито , аспирант Северо-Западного университета, написал: «Это не технические проблемы; это человеческие проблемы, которые технологии просто помогли масштабировать, но мы продолжаем пытаться найти чисто технологические решения. Мы не можем с помощью машинного обучения выбраться из этой катастрофы, которая на самом деле представляет собой настоящий шторм плохих гражданских знаний и плохой информационной грамотности.”

Мигель Алкаин , региональный представитель Международного союза электросвязи в Центральной Америке, прокомментировал: «Границы между онлайн и офлайн будут продолжать стираться. Мы понимаем, что онлайн и офлайн — это разные формы реальной жизни. Существует и будет рынок (государственные и частные поставщики) надежной информации. Пространство для дезинформации есть и будет. Наиболее важные действия, которые общества могут предпринять для защиты людей, — это образование, информация и обучение.”

Один из первых разработчиков и консультант по безопасности прокомментировал: «Фальшивые новости не являются результатом недостатка канала связи и не могут быть исправлены с помощью исправления канала. Это происходит из-за недостатка в людях-потребителях информации и может быть исправлено только путем просвещения этих потребителей ».

Анонимный респондент из Центра Беркмана Кляйна при Гарвардском университете для Интернета и общества отметил: «Ложная информация — намеренно или случайно — не нова и не является результатом новых технологий.Теперь, возможно, будет легче быстрее распространяться среди большего числа людей, но ответственность за отсеивание фактов от вымысла всегда лежала на человеке, получающем эту информацию, и всегда будет ».

Пионер интернета и правозащитник из Азиатско-Тихоокеанского региона сказал: «Мы, как общество, не вкладываем достаточно средств в образование во всем мире. Окружающая среда улучшится только в том случае, если будут ответственны обе стороны канала связи. И читатель, и производитель контента несут ответственность.”

Дейдре Уильямс , интернет-активистка на пенсии, ответила: «Люди теряют способность задавать вопросы и отказываться. Молодые люди растут в мире, где этим навыкам не обучают ».

Джулия Коллер , ведущий разработчик обучающих решений, ответила: «Информация настолько надежна, насколько надежны люди, которые ее получают. Если читатели не изменят и не улучшат свою способность искать и идентифицировать надежные источники информации, информационная среда не улучшится.”

Элла Тейлор-Смит , старший научный сотрудник Школы вычислительной техники Эдинбургского университета Нэпиера, отметила: «По мере того, как все больше людей становятся более образованными, особенно когда цифровая грамотность становится популярным и уважаемым навыком, люди будут отдавать предпочтение (и даже производить) более качественная информация ».

Констанс Кампф , исследователь в области информатики и математики, сказала: «Ответ зависит от социотехнического дизайна — эти тенденции дезинформации по сравнению с проверяемой информацией уже существовали до появления Интернета, и в настоящее время они усиливаются.Состояние и тенденции в образовании и место критического мышления в учебных программах по всему миру будут местом, где можно будет посмотреть, улучшится ли информационная среда — киберграмотность зависит от базовой информационной грамотности, социальной грамотности и технологической грамотности. Для улучшения окружающей среды нам необходимы существенные улучшения в системах образования во всем мире в отношении критического мышления, социальной грамотности, информационной грамотности и киберграмотности (см. Книгу Лауры Гурак «Киберграмотность»).”

Су Соня Херринг , редактор и переводчик, прокомментировала: «Дезинформация и фейковые новости будут существовать до тех пор, пока существуют люди; они существуют с тех пор, как был изобретен язык. Использование алгоритмов и автоматизированных мер приведет к различным нежелательным последствиям. Если мы не вооружим людей медийной грамотностью и навыками критического мышления, распространение дезинформации будет преобладать ».

Ответы дополнительных ключевых экспертов относительно будущего информационной среды

В этом разделе представлены ответы нескольких ведущих аналитиков, участвовавших в опросе.После этого широкого набора комментариев следует гораздо более обширный набор цитат, непосредственно связанных с пятью основными темами, указанными в этом отчете.

Невежество порождает разочарование, и «у растущей части населения нет ни навыков, ни врожденного интеллекта, чтобы справиться с растущей сложностью»

Майк Робертс , пионер-лидер ICANN и член Зала славы Интернета, ответил: «Есть сложные силы, работающие как над улучшением качества информации в сети, так и над ее повреждением.Я считаю, что возмущение, вызванное недавними событиями, в конечном итоге приведет к чистому улучшению, но, если оглянуться назад, улучшение можно рассматривать как неадекватное. Другая сторона медали сложности — незнание. Среднестатистический мужчина или женщина в Америке сегодня меньше осведомлен об основах своей повседневной жизни, чем 50 или сто лет назад. За десятилетия, прошедшие после Второй мировой войны, во многие аспекты того, как мы живем, были внедрены огромные сложные системы, чему способствовал колоссальный рост знаний в целом.Даже среди очень умных людей наблюдается значительный рост личной специализации, чтобы сузить границы ожидаемого опыта до приемлемого уровня. Среди образованных людей мы узнали механизмы, позволяющие справляться со сложностями. Мы используем то, что нам известно о статистике и вероятности, чтобы отделить неопределенность. Мы принимаем «наиболее вероятные» сценарии событий, о которых мы не знаем детально, и так далее. У растущей части населения нет ни навыков, ни врожденного интеллекта, чтобы справиться с растущей сложностью и в конкурентной социальной среде, обязательства по оказанию помощи нашим собратьям остаются невыполненными.Образованный или нет, но никто не хочет быть пустышкой — все неправильные коннотации. Таким образом, незнание порождает разочарование, которое порождает действие, которое порождает антиобщественное и патологическое поведение, такое как дезинформация, которая была предметом исследования, и многие другие нежелательные эффекты второго порядка. Вопросы достоверной информации, безусловно, важны, тем более что технологическая интеллигенция владеет рядом инструментов для борьбы с ненадежной информацией. Но лежащая в основе патология не может быть устранена только с помощью технологий.Нам нужно заменить невежество и разочарование лучшими жизненными возможностями, которые восстанавливают уверенность — сложная задача и непростая повестка дня. Есть ли прямая связь между широко распространенным невежеством и искаженными источниками информации? Да, конечно. Фактически, существует благоприятный круг, в котором получение достоверной информации уменьшает невежество, что приводит к более эффективному использованию более качественной информации и т. Д. »

Правда новостей мутна и многогранна

Джудит Донат , научный сотрудник Центра Беркмана Кляйна Гарвардского университета по вопросам Интернета и общества и основательница Sociable Media Group в MIT Media Lab, написала: «Да, появятся надежные методы, позволяющие блокировать ложные рассказы и позволять преобладать точной информации, и, да, качество и достоверность информации в Интернете будет ухудшаться из-за распространения ненадежных, иногда даже опасных, социально дестабилизирующих идей.Конечно, определение «истины» иногда бывает туманным. У ученых-экспериментаторов есть множество тщательно продуманных протоколов, чтобы гарантировать правдивость своей работы, и на вопросы, которые они задают, есть четко определенные ответы — и все же могут возникать разногласия относительно того, что является правдой, какая работа была свободна от внешнего влияния. Истина новостей намного мрачнее и многогранна. История может быть искажена, непропорциональна, введена в заблуждение — и при этом, строго говоря, фактически точной. … Но пагубный вред фейковых новостей — это посеянное ими сомнение в достоверности всех новостей.Неоднократные клеветнические клеветы Дональда Трампа в «Нью-Йорк Таймс», «Вашингтон Пост» и т. Д. Являются одними из его самых разрушительных неправд ».

«Алгоритмы превращают риторику в оружие», оказывая массовое влияние

Сьюзан Этлингер , отраслевой аналитик компании Altimeter Research, сказала: «В игре есть два основных фактора: один — это растущая сложность и доступность алгоритмов машинного обучения, а другой — человеческая природа. Еще со времен древних греков и римлян мы знали, что людей легко убедить риторикой; это не сильно изменилось за две тысячи лет.Алгоритмы превращают риторику в оружие, облегчая и ускоряя массовое воздействие на людей. Многие люди работают над способами защиты целостности и надежности информации, так же как есть эксперты по кибербезопасности, которые постоянно участвуют в гонке вооружений с киберпреступниками, но при этом уделяют столько же внимания « информации » (общественному благу), сколько « данным ». ‘(личное достояние) потребует довольно большого культурного сдвига. Я подозреваю, что в разных частях света это будет происходить по-разному ».

Нет никакого технического решения того факта, что «новости» — это сделка в социальных сетях

Клэй Ширки , проректор по образовательным технологиям Нью-Йоркского университета, ответил: «Новости» — это не стабильная категория, это социальная сделка.Не существует технического решения для разработки системы, которая не позволяла бы людям утверждать, что Обама — мусульманин, но позволяла бы им утверждать, что Иисус любит вас ».

«Сильные экономические силы стимулируют создание и распространение фейковых новостей»

Эми Уэбб , автор и основатель Future Today Institute, написала: «В эпоху социальных, демократизированных СМИ мы заняли странную позицию. Мы одновременно скептики и истинно верующие. Если новость подтверждает то, во что мы уже верим, она заслуживает доверия, но если она противоречит нашим убеждениям, это фальшивка.Мы применяем ту же логику к экспертам и источникам, цитируемым в статьях. Когда наши лимбические системы постоянно задействованы, мы с большей вероятностью обратим внимание на истории, которые заставят нас сражаться, убежать или заполнить наши аккаунты в социальных сетях ссылками. В результате существуют сильные экономические силы, стимулирующие создание и распространение фейковых новостей. В цифровой сфере внимание — это валюта. Остановить распространение дезинформации — это хорошо для демократии, но плохо для бизнеса. Если в настоящее время не будут приняты значительные меры — и если все компании в нашей цифровой информационной экосистеме не будут использовать стратегическое предвидение для определения будущего — я не вижу, как можно будет сократить количество фейковых новостей к 2027 году.”

Пропагандисты используют любые доступные каналы связи

Ян Питер , пионер Интернета, историк и активист, заметил: «Ни средства массовой информации, ни интернет-гиганты, распространяющие информацию, ни правительства, не заинтересованы в создании климата, в котором информацией нельзя манипулировать в политических целях. , социальная или экономическая выгода. Пропаганда и желание искажать правду в политических и других целях всегда были с нами и будут адаптироваться к любой форме новых медиа, которые позволяют открытое общение и информационные потоки.”

Расширение информационных каналов подрывает возможности для «общего повествования»

Кеннет Р. Флейшманн , доцент Школы информации Техасского университета в Остине, писал: «Со временем общая тенденция состоит в том, что распространение информационных и коммуникационных технологий (ИКТ) привело к распространению возможности для различных точек зрения и точек зрения, что подорвало степень, в которой существует общее повествование — действительно, в некотором смысле это параллель тенденции от монархии к более демократическим обществам, которые приветствуют разнообразие точек зрения — поэтому я предвижу диапазон перспективы увеличиваться, а не уменьшаться, и чтобы эти перспективы включали не только мнения, но и факты, которые по своей сути являются редукционистскими и которыми можно легко манипулировать в соответствии с точкой зрения автора, следуя старому афоризму о статистике Марка Твена, приписываемому Бенджамину Дизраэли [«Есть три вида лжи: ложь, проклятая ложь и статистика.’], Который первоначально относился к экспертам в более общем плане».

«Каким бы сломанным он ни был, Интернет все еще может обходить ущерб»

Пол Саффо , давний специалист по прогнозированию технологий из Кремниевой долины, прокомментировал: «Информационный кризис происходил в тени. Теперь, когда проблема видна как явная и неотложная опасность, активисты и люди, которые видят возможность для бизнеса, начнут сосредотачиваться на ней. Каким бы сломанным он ни был, Интернет по-прежнему способен устранять повреждения.”

Невозможно будет отличить фейковые видео, аудио, фотографии от реальных

Марина Горбис , исполнительный директор Института будущего, предсказала: «Не будет лучше или хуже, но все будет по-другому. Мы уже разрабатываем технологии, которые делают невозможным отличить поддельное видео от реального, поддельные и настоящие фотографии и т. Д. Нам придется разработать новые инструменты для аутентификации и проверки. Нам, вероятно, придется разработать как новые социальные нормы, так и механизмы регулирования, если мы хотим сохранить онлайн-среду в качестве источника информации, на которую могут положиться многие люди.”

Произойдет «кембрийский взрыв» методов мониторинга веб-источников и других источников.

Стоу Бойд , футуролог, издатель и главный редактор Work Futures, сказал: «Быстрый рост ИИ приведет к кембрийскому взрыву методов мониторинга веб-и других медиа-источников, а также социальных сетей и быстро выявление и маркировка поддельного и вводящего в заблуждение контента ».

Что ж, есть хорошие и плохие новости об информационном будущем …

Джефф Джарвис , профессор Высшей школы журналистики Городского университета Нью-Йорка, прокомментировал: «Причины надежды: большое внимание уделяется манипуляциям и дезинформации; платформы могут начать признавать и отдавать предпочтение качеству; и мы все еще находимся на ранней стадии переговоров о нормах и обычаях ответственного гражданского разговора.Причины пессимизма: падение доверия к институтам; институты, которые не осознают необходимость радикальных изменений для восстановления доверия; и бизнес-модели, в которых объем важнее стоимости ».

Страх перед повсеместной цензурой

Джим Уоррен , пионер Интернета и сторонник открытого правительства / открытых записей / открытых встреч, сказал: «Ложная и вводящая в заблуждение информация всегда была частью всех культур (сплетни, таблоиды и т. Д.). Обучающее суждение всегда было решением и всегда будет.Я (до сих пор) верю давнему принципу свободы слова: лучшее лекарство от «оскорбительных» высказываний — БОЛЬШЕ слов. Единственный серьезный страх, который у меня есть, — это массовые коммуникационные конгломераты, навязывающие повсеместную цензуру ».

Люди должны нести ответственность за поиск надежных источников

Стивен Миллер , вице-проректор по исследованиям в Сингапурском университете менеджмента, написал: «Даже сейчас, если кто-то хочет найти надежные источники, у него нет проблем с этим, поэтому сегодня у нас нет недостатка в надежных источниках новостей.Дело в том, что есть все эти другие варианты, и люди могут выбирать, жить в мирах, где они игнорируют так называемые надежные источники, или игнорируют множество источников, которые можно сравнивать, и сосредотачиваются на том, во что они хотят верить. Такая ситуация будет продолжаться. Я ожидаю, что через пять или десять лет у нас по-прежнему будет много надежных источников новостей и множество источников. У тех, кто хочет найти надежные источники, не будет проблем с этим. Те, кто хочет убедиться, что они получают множество источников, чтобы увидеть диапазон входных данных и отсортировать различные типы входных данных, смогут это сделать, но я также ожидаю, что те, кто хочет участвовать в игре влияние на восприятие реальности и изменение восприятия реальности также будет иметь достаточно средств для этого.Таким образом, ответственность лежит на человеке, который ищет новости и пытается получить информацию о том, что происходит. Нам нужно больше людей, которые берут на себя ответственность за получение надежных источников ».

Вся правда на досках сообщений в Интернете

Из заголовков: Глава Whole Foods обвиняется в анонимной критике конкурирующей компании в чате в Интернете.

Джон Макки, который в 1980 году стал соучредителем гиганта натуральных продуктов Whole Foods и с тех пор является его генеральным директором, находится под прицелом за публикацию довольно клеветнических материалов о своем главном сопернике на доске объявлений Yahoo, используя псевдоним, который дал никаких намеков на то, кем он был (он использовал «раходев», анаграмму имени его жены Дебора).И, о чудо, Whole Foods теперь пытается приобрести своего конкурента, Wild Oats.

Все это является частью иска Федеральной торговой комиссии США, пытающегося заблокировать надвигающуюся монополию на выращивание брокколи на свободном выгуле. Но давайте на секунду оставим юридические вопросы в стороне и посмотрим на существующие этические нормы.

Whole Foods утверждает, что Макки пошел инкогнито, «чтобы его комментарии не ассоциировались с компанией, и чтобы другие не уделяли слишком много внимания его замечаниям.»Что ж, спасибо, пиарщики Whole Foods, за это краткое резюме. Серьезно, это здорово.

Их аргумент состоит в том, что Макки все еще этически неповрежден — по крайней мере, достаточно, чтобы оставаться капитаном корабля — потому что он писал как «раходеб», а не «Джон Макки, генеральный директор Whole Foods». Вот сумасшедшая часть этого аргумента: это не так уж и плохо. Это мелочно и немного по-детски для человека его роста, но в эпоху, когда Конгресс запрещает доступ к Википедии за изменение собственных профилей, такое использование анонимности в Интернете не может стать сюрпризом..

Доски объявлений в Интернете изобилуют дерьмом; Любой, кто регулярно посещает доску объявлений, может сказать вам это. Дело в том, что, хотя они могут показаться рынком лжи, для того, чтобы плакат произвел впечатление, они должны говорить правду. Если вы читаете доску объявлений в течение какого-то периода времени, вы знаете, кто хороший плакат, а кто плохой, независимо от их псевдонима. Так что для того, чтобы «rahodeb» оказал какое-либо влияние, которое могло повлиять на судьбу Wild Oats, его сообщения должны иметь смысл, иначе те, кто часто посещает правление, не будут обращать на него внимания, и, таким образом, его заявления не будут иметь реального влияния.

Mackey’s проработал 27 лет в качестве генерального директора. Он, вероятно, хотел бы рассказать миру много вещей, которые «Джон Макки, генеральный директор Whole Foods» не имеет права рассказывать миру. Как журналист, который годами заставлял «важных людей» рассказывать мне «историю», а затем «не для записи» и рассказывать мне настоящую историю, я могу заверить вас, что эти люди все время борются с бременем иметь все, что у них есть. говорят, имеют «слишком много внимания».

Актуальные новости

Должен ли он это делать? Нет, особенно если он думал, что когда-нибудь попытается купить эту компанию.Он единственный, кто это делает? Конечно нет. Он просто лох, которого поймали.

Во всяком случае, его анонимные сообщения — это этическая капля на сковороде по сравнению с идеей о том, что он ведет компанию, которая институционализировала идею социально сознательного продуктового магазина на монополистический путь, который начинает немного пахнуть органическим Wal-Mart. .

Есть дилемма деловой этики? Задайте вопрос здесь или напишите по адресу [email protected]

Правда о блокчейне

Вкратце
Шумиха

Мы все слышали, что блокчейн произведет революцию в бизнесе, но это займет гораздо больше времени, чем многие люди утверждают.

Причина

Подобно TCP / IP (на котором был построен Интернет), блокчейн является фундаментальной технологией, требующей широкой координации. Уровень сложности — технологической, нормативной и социальной — будет беспрецедентным.

Правда

Принятие TCP / IP предполагает, что цепочка блоков пойдет по довольно предсказуемому пути. Несмотря на то, что путь займет годы, компаниям еще не рано начинать планировать.

Контракты, транзакции и их записи являются одними из определяющих структур в нашей экономической, правовой и политической системах.Они защищают активы и устанавливают организационные границы. Они устанавливают и проверяют личности и записывают события. Они управляют взаимодействием между странами, организациями, сообществами и отдельными людьми. Они направляют управленческие и социальные действия. И все же эти важнейшие инструменты и бюрократия, сформированная для управления ими, отстают от цифровой трансформации экономики. Они похожи на тупик в час пик, застрявший в болоте Формулы-1. В цифровом мире способ регулирования и поддержания административного контроля должен измениться.

Blockchain обещает решить эту проблему. Технология, лежащая в основе биткойнов и других виртуальных валют, блокчейн — это открытый распределенный реестр, который может эффективно записывать транзакции между двумя сторонами, проверяемым и постоянным образом. Сама бухгалтерская книга также может быть запрограммирована на автоматический запуск транзакций. (См. Врезку «Как работает блокчейн».)

С помощью блокчейна мы можем представить себе мир, в котором контракты встроены в цифровой код и хранятся в прозрачных общих базах данных, где они защищены от удаления, подделки и пересмотра.В этом мире каждое соглашение, каждый процесс, каждая задача и каждый платеж будут иметь цифровую запись и подпись, которые можно будет идентифицировать, проверять, хранить и передавать. Посредники, такие как юристы, брокеры и банкиры, могут больше не понадобиться. Люди, организации, машины и алгоритмы будут свободно взаимодействовать и взаимодействовать друг с другом без особых трений. В этом огромный потенциал блокчейна.

Действительно, практически каждый слышал утверждение, что блокчейн произведет революцию в бизнесе и изменит определение компаний и экономики.Хотя мы разделяем энтузиазм по поводу его потенциала, мы беспокоимся о шумихе. Нас беспокоят не только проблемы безопасности (такие как крах одной биткойн-биржи в 2014 году и недавние взломы других). Наш опыт изучения технологических инноваций говорит нам о том, что если произойдет революция в сфере блокчейнов, многие барьеры — технологические, управленческие, организационные и даже социальные — должны будут исчезнуть. Было бы ошибкой бросаться с головой в инновации в области блокчейнов, не понимая, как они могут закрепиться.

Мы считаем, что до истинной трансформации бизнеса и правительства с помощью блокчейна еще много лет. Это связано с тем, что блокчейн не является «разрушительной» технологией, которая может атаковать традиционную бизнес-модель с помощью более дешевого решения и быстро обойти существующие компании. Блокчейн — это основополагающая технология : она может создать новые основы для наших экономических и социальных систем. Но хотя влияние будет огромным, потребуются десятилетия, чтобы блокчейн проник в нашу экономическую и социальную инфраструктуру.Процесс принятия будет постепенным и устойчивым, а не внезапным, поскольку волны технологических и институциональных изменений набирают силу. Это понимание и его стратегическое значение — вот что мы исследуем в этой статье.

Модели внедрения технологий

Прежде чем переходить к стратегии и инвестициям в блокчейн, давайте поразмышляем над тем, что мы знаем о внедрении технологий и, в частности, о процессе трансформации, типичном для других основополагающих технологий. Одним из наиболее актуальных примеров является технология распределенных компьютерных сетей, которая проявляется в принятии TCP / IP (протокол управления передачей / интернет-протокол), который заложил основу для развития Интернета.

Представленный в 1972 году, TCP / IP впервые получил распространение в случае одноразового использования : в качестве основы для электронной почты среди исследователей ARPAnet, предшественника коммерческого Интернета Министерством обороны США. До TCP / IP телекоммуникационная архитектура была основана на «коммутации каналов», при которой соединения между двумя сторонами или машинами должны были быть предварительно установлены и поддерживаться на протяжении всего обмена. Чтобы обеспечить связь любых двух узлов, поставщики телекоммуникационных услуг и производители оборудования вложили миллиарды в строительство выделенных линий.

TCP / IP перевернул эту модель с ног на голову. Новый протокол передавал информацию путем ее оцифровки и разбиения на очень маленькие пакеты, каждый из которых содержал адресную информацию. После попадания в сеть пакеты могут идти к получателю по любому маршруту. Интеллектуальные отправляющие и принимающие узлы на границах сети могут разбирать и повторно собирать пакеты и интерпретировать закодированные данные. Не было необходимости в выделенных частных линиях или массивной инфраструктуре. TCP / IP создал открытую совместно используемую общедоступную сеть без какого-либо центрального органа или стороны, ответственных за ее обслуживание и улучшение.

Эта статья также встречается в:

Традиционные телекоммуникационные и компьютерные отрасли смотрели на TCP / IP скептически. Мало кто мог представить, что в новой архитектуре могут быть установлены надежные соединения для передачи данных, сообщений, голоса и видео или что соответствующая система может быть безопасной и масштабируемой. Но в конце 1980-х и 1990-х годах все большее число фирм, таких как Sun, NeXT, Hewlett-Packard и Silicon Graphics, использовали TCP / IP частично для создания локализованных частных сетей внутри организаций.Для этого они разработали строительные блоки и инструменты, которые расширили его использование за пределы электронной почты, постепенно заменяя более традиционные технологии и стандарты локальных сетей. По мере того, как организации применяли эти строительные блоки и инструменты, они заметили резкий рост производительности.

TCP / IP получил широкое распространение с появлением всемирной паутины в середине 1990-х годов. Быстро появились новые технологические компании, которые предоставили «сантехнику» — оборудование, программное обеспечение и услуги, необходимые для подключения к общедоступной сети и обмена информацией.Netscape коммерциализировала браузеры, веб-серверы и другие инструменты и компоненты, которые способствовали разработке и внедрению интернет-сервисов и приложений. Sun руководила разработкой Java, языка программирования приложений. По мере того, как информация в сети росла в геометрической прогрессии, появились Infoseek, Excite, AltaVista и Yahoo, которые помогали пользователям ориентироваться в ней.

Когда эта базовая инфраструктура набрала критическую массу, новое поколение компаний воспользовалось преимуществами недорогих подключений, создав интернет-сервисы, которые стали неотъемлемой частью заменителей для существующих предприятий.CNET переместила новости в онлайн. Amazon предлагал на продажу больше книг, чем любой книжный магазин. Priceline и Expedia упростили покупку авиабилетов и обеспечили беспрецедентную прозрачность процесса. Способность этих новичков получить широкий охват при относительно низких затратах оказала значительное давление на традиционные предприятия, такие как газеты и обычные розничные торговцы.

Опираясь на широкие возможности подключения к Интернету, следующая волна компаний создала новые, преобразующие приложения , которые коренным образом изменили способ создания и получения стоимости компаниями.Эти компании были построены на новой одноранговой архитектуре и создавали ценность за счет координации распределенных сетей пользователей. Подумайте о том, как eBay изменил онлайн-розничную торговлю через аукционы, Napster изменил музыкальную индустрию, Skype изменил телекоммуникации, а Google, который использовал созданные пользователями ссылки для предоставления более релевантных результатов, изменил поиск в Интернете.

Компании уже используют блокчейн для отслеживания товаров в сложных цепочках поставок.

В конечном итоге TCP / IP потребовалось более 30 лет, чтобы пройти все этапы — разовое использование, локализованное использование, замещение и преобразование — и изменить экономику.Сегодня более половины самых ценных публичных компаний мира используют бизнес-модели, основанные на интернет-платформе. Изменились самые основы нашей экономики. Физический масштаб и уникальная интеллектуальная собственность больше не дают непревзойденных преимуществ; все чаще экономическими лидерами становятся предприятия, которые действуют как «краеугольные камни», активно организуют, влияют и координируют широкие сети сообществ, пользователей и организаций.

Новая архитектура

Блокчейн

— одноранговая сеть, расположенная поверх Интернета — была введена в октябре 2008 года в рамках предложения по биткойну, системе виртуальной валюты, в которой отсутствует центральный орган по выпуску валюты, передаче прав собственности и подтверждению транзакций. .Биткойн — первое применение технологии блокчейн.

Параллели между блокчейном и TCP / IP очевидны. Так же, как электронная почта поддерживает двусторонний обмен сообщениями, биткойн позволяет осуществлять двусторонние финансовые транзакции. Разработка и обслуживание блокчейна открыты, распределены и совместно используются, как и TCP / IP. Команда добровольцев со всего мира обслуживает основное программное обеспечение. И так же, как и электронная почта, биткойн сначала завоевал популярность среди энтузиастов, но относительно небольшого сообщества.

TCP / IP открыл новую экономическую ценность за счет значительного снижения стоимости соединений.Точно так же блокчейн может значительно снизить стоимость транзакций. Он может стать системой записи всех транзакций. Если это произойдет, экономика снова подвергнется радикальному изменению, поскольку появятся новые источники влияния и контроля, основанные на блокчейне.

Подумайте, как сейчас работает бизнес. Постоянный учет транзакций — ключевая функция любого бизнеса. Эти записи отслеживают прошлые действия и производительность и служат руководством для планирования на будущее. Они дают представление не только о том, как организация работает внутри, но и о внешних отношениях организации.Каждая организация ведет свои записи, и они частные. Многие организации не имеют главной книги всей своей деятельности; вместо этого записи распределяются по внутренним подразделениям и функциям. Проблема в том, что согласование транзакций в индивидуальных и частных реестрах занимает много времени и подвержено ошибкам.

Например, обычная биржевая транзакция может быть выполнена за микросекунды, часто без вмешательства человека. Однако урегулирование — передача прав собственности на акции — может занять до недели.Это связано с тем, что стороны не имеют доступа к бухгалтерским книгам друг друга и не могут автоматически подтвердить, что активы действительно принадлежат и могут быть переданы. Вместо этого ряд посредников действуют как гаранты активов, поскольку записи о транзакциях проходят через организации, а бухгалтерские книги обновляются индивидуально.

В системе блокчейн реестр реплицируется в большом количестве идентичных баз данных, каждая из которых размещается и поддерживается заинтересованной стороной. Когда изменения вносятся в одну копию, все остальные копии обновляются одновременно.Поэтому по мере совершения транзакций записи об обмене стоимости и активах постоянно вносятся во все бухгалтерские книги. Сторонним посредникам нет необходимости проверять или передавать право собственности. Если транзакция с акциями имела место в системе на основе блокчейна, она была бы урегулирована в течение нескольких секунд, безопасно и надежно. (Печально известные взломы, поразившие биржи биткойнов, выявили слабые места не в самой цепочке блоков, а в отдельных системах, связанных с сторонами, использующими цепочку блоков.)

Основа для внедрения блокчейна

Если биткойн похож на раннюю электронную почту, разве через десятилетия блокчейн сможет полностью раскрыть свой потенциал? На наш взгляд, ответ — положительное да.Мы не можем точно предсказать, сколько лет займет трансформация, но мы можем угадать, какие виды приложений получат поддержку в первую очередь и как в конечном итоге произойдет широкое распространение блокчейна.

В нашем анализе история показывает, что два измерения влияют на развитие базовой технологии и сценариев ее использования в бизнесе. Во-первых, новизна — степень новизны приложения для мира. Чем новее он будет, тем больше усилий потребуется, чтобы пользователи поняли, какие проблемы он решает.Второе измерение — это сложность, представленная уровнем задействованной координации экосистемы — количеством и разнообразием сторон, которые должны работать вместе для создания ценности с помощью технологии. Например, социальная сеть, в которой есть только один участник, бесполезна; социальная сеть имеет смысл только тогда, когда многие из ваших знакомых подписались на нее. Другие пользователи приложения должны быть привлечены к работе, чтобы создать ценность для всех участников. То же самое будет верно для многих приложений блокчейна.И по мере роста масштабов и влияния этих приложений их внедрение потребует значительных институциональных изменений.

Мы разработали схему, которая сопоставляет инновации с этими двумя контекстными измерениями, разделяя их на квадранты. (См. Выставку «Как закрепляются фундаментальные технологии».) Каждый квадрант представляет собой этап развития технологий. Определение того, к какой из них относится инновация в области блокчейн, поможет руководителям понять типы проблем, которые она представляет, уровень сотрудничества и консенсуса, который ей нужен, а также законодательные и нормативные меры, которые для этого потребуются.Карта также предложит, какие процессы и инфраструктура должны быть созданы для облегчения внедрения инноваций. Менеджеры могут использовать его для оценки состояния развития блокчейна в любой отрасли, а также для оценки стратегических инвестиций в свои собственные возможности блокчейна.

Одноразового использования.

В первом квадранте находятся приложения с низким уровнем новизны и низкой координацией, которые создают лучшие, менее дорогостоящие и узконаправленные решения. Электронная почта, дешевая альтернатива телефонным звонкам, факсам и обычной почте, была одноразовым приложением для TCP / IP (хотя ее ценность росла с увеличением числа пользователей).Биткойн тоже попадает в этот квадрант. Даже в первые дни своего существования биткойн предлагал немедленную ценность для тех немногих людей, которые использовали его просто как альтернативный способ оплаты. (Вы можете думать об этом как о сложном электронном письме, которое передает не только информацию, но и фактическую ценность). В конце 2016 года ожидалось, что стоимость транзакций с биткойнами составит 92 миллиарда долларов. Это все еще ошибка округления по сравнению с 411 триллионами долларов общих глобальных платежей, но биткойн быстро растет и становится все более важным в таких контекстах, как мгновенные платежи и торговля иностранной валютой и активами, где существующая финансовая система имеет ограничения.

Локализация.

Второй квадрант включает инновации, которые относительно высоки по новизне, но требуют лишь ограниченного числа пользователей для создания немедленной ценности, поэтому продвигать их внедрение по-прежнему относительно легко. Если блокчейн пойдет по пути, принятому сетевыми технологиями в бизнесе, мы можем ожидать, что инновации в блокчейне будут основываться на одноразовых приложениях для создания локальных частных сетей, в которых несколько организаций связаны через распределенный реестр.

Большая часть начальных разработок на основе частных блокчейнов происходит в секторе финансовых услуг, часто в рамках небольших сетей фирм, поэтому требования к координации относительно скромны.Nasdaq работает с Chain.com, одним из многих поставщиков инфраструктуры блокчейнов, чтобы предложить технологии для обработки и проверки финансовых транзакций. Bank of America, JPMorgan, Нью-Йоркская фондовая биржа, Fidelity Investments и Standard Chartered тестируют технологию блокчейн в качестве замены бумажной и ручной обработки транзакций в таких областях, как торговое финансирование, обмен валюты, международные расчеты и ценные бумаги. поселок. Банк Канады тестирует цифровую валюту под названием CAD-монета для межбанковских переводов.Мы ожидаем распространения частных блокчейнов, которые служат определенным целям в различных отраслях.

Замена.

Третий квадрант содержит приложения с относительно низким уровнем новизны, поскольку они основаны на существующих одноразовых и локализованных приложениях, но с высокими требованиями к координации, поскольку они предполагают более широкое и все более широкое общедоступное использование. Эти нововведения направлены на замену целых способов ведения бизнеса. Однако они сталкиваются с большими препятствиями на пути к усыновлению; Они не только требуют большей координации, но и процессы, которые они надеются заменить, могут быть полноценными и глубоко встроенными в организации и учреждения.Примеры заменителей включают криптовалюты — новые, полностью сформированные валютные системы, выросшие из простой технологии оплаты биткойнами. Принципиальное отличие состоит в том, что криптовалюта требует, чтобы каждая сторона, которая совершает денежные транзакции, приняла ее, бросая вызов правительствам и учреждениям, которые уже давно обрабатывают и контролируют такие транзакции. Потребители также должны изменить свое поведение и понять, как реализовать новые функциональные возможности криптовалюты.

Недавний эксперимент в Массачусетском технологическом институте высветил проблемы, стоящие перед системами цифровых валют.В 2014 году Биткойн-клуб MIT предоставил каждому из 4494 студентов MIT по 100 долларов в биткойнах. Интересно, что 30% студентов даже не подписались на бесплатные деньги, а 20% подписчиков конвертировали биткойны в наличные в течение нескольких недель. Даже технически подкованным было непросто понять, как и где использовать биткойны.

Одним из самых амбициозных приложений-заменителей блокчейна является Stellar, некоммерческая организация, цель которой — предоставить доступные финансовые услуги, включая банковское дело, микроплатежи и денежные переводы, людям, которые никогда не имели к ним доступа.Stellar предлагает собственную виртуальную валюту, люмены, а также позволяет пользователям хранить в своей системе ряд активов, включая другие валюты, телефонные минуты и кредиты данных. Изначально Stellar сосредоточился на Африке, особенно на Нигерии, крупнейшей там экономике. Он получил широкое распространение среди целевой аудитории и доказал свою экономическую эффективность. Но его будущее никоим образом не определено, потому что проблемы координации экосистемы высоки. Хотя массовое внедрение продемонстрировало жизнеспособность Stellar, чтобы стать банковским стандартом, ему необходимо будет влиять на политику правительства и убеждать центральные банки и крупные организации использовать его.На это могут потребоваться годы согласованных усилий.

Преобразование.

В последний квадрант попадают совершенно новые приложения, которые в случае успеха могут изменить саму природу экономических, социальных и политических систем. Они включают в себя координацию деятельности многих участников и достижение институционального согласия по стандартам и процессам. Их принятие потребует серьезных социальных, правовых и политических изменений.

«Смарт-контракты» на данный момент могут быть наиболее трансформирующим приложением блокчейна.Они автоматизируют платежи и перевод валюты или других активов при соблюдении согласованных условий. Например, смарт-контракт может отправлять платеж поставщику сразу после доставки груза. Фирма может сигнализировать через блокчейн, что конкретный товар был получен, или продукт может иметь функцию GPS, которая автоматически регистрирует обновление местоположения, которое, в свою очередь, инициирует платеж. Мы уже видели несколько ранних экспериментов с такими самозавершающимися контрактами в области венчурного финансирования, банковского дела и управления цифровыми правами.

Выводы впечатляют. Фирмы строятся на контрактах, от регистрации до отношений покупатель-поставщик и отношений с сотрудниками. Если контракты автоматизированы, что же произойдет с традиционными структурами, процессами и посредниками фирм, такими как юристы и бухгалтеры? А что с менеджерами? Все их роли радикально изменились бы. Однако, прежде чем мы будем слишком взволнованы, давайте вспомним, что мы находимся в десятилетии от повсеместного внедрения смарт-контрактов. Например, они не могут быть эффективными без институциональной поддержки.Потребуется колоссальная степень координации и ясности в том, как умные контракты разрабатываются, проверяются, внедряются и применяются. Мы считаем, что организациям, отвечающим за эти сложные задачи, потребуется много времени, чтобы развиться. А технологические проблемы, особенно проблемы безопасности, огромны.

Ваш подход к инвестициям в блокчейн

Как руководители должны думать о блокчейне в своих организациях? Наша структура может помочь компаниям определить правильные возможности.

Для большинства проще всего начать с одноразовых приложений, которые минимизируют риск, потому что они не новы и не требуют согласования с третьими сторонами. Одна из стратегий — добавить биткойн в качестве платежного механизма. Инфраструктура и рынок биткойнов уже хорошо развиты, и внедрение виртуальной валюты заставит множество функций, включая ИТ, финансы, бухгалтерский учет, продажи и маркетинг, развивать возможности блокчейна. Другой подход с низким уровнем риска — внутреннее использование блокчейна в качестве базы данных для таких приложений, как управление физическими и цифровыми активами, запись внутренних транзакций и проверка личности.Это может быть особенно полезным решением для компаний, которые пытаются согласовать несколько внутренних баз данных. Тестирование одноразовых приложений поможет организациям развить навыки, необходимые для более сложных приложений. А благодаря появлению облачных сервисов блокчейна как стартапами, так и крупными платформами, такими как Amazon и Microsoft, экспериментировать все время становится проще.

Эта статья также встречается в:

Локализованные приложения — естественный следующий шаг для компаний.В настоящее время мы видим много инвестиций в частные сети блокчейнов, и соответствующие проекты, похоже, готовы к реальным краткосрочным последствиям. Компании, предоставляющие финансовые услуги, например, обнаруживают, что созданные ими частные сети блокчейнов с ограниченным числом доверенных контрагентов могут значительно снизить транзакционные издержки.

С помощью локализованных приложений организации также могут решать конкретные проблемы трансакций за пределами границ. Например, компании уже используют блокчейн для отслеживания товаров в сложных цепочках поставок.Это происходит в алмазной отрасли, где драгоценные камни отслеживаются от шахт до потребителей. Технология для таких экспериментов теперь доступна в готовом виде.

Разработка приложений-заменителей требует тщательного планирования, так как существующие решения может быть трудно отменить. Один из способов — сосредоточиться на заменах, которые не потребуют от конечных пользователей значительных изменений в своем поведении, но представляют альтернативы дорогостоящим или непривлекательным решениям. Чтобы добиться успеха, заменители должны обеспечивать такую ​​же функциональность, как и традиционные решения, и должны легко усваиваться и адаптироваться экосистемой.Набег First Data на подарочные карты на основе блокчейна — хороший пример хорошо продуманной замены. Розничные торговцы, которые предлагают их потребителям, могут значительно снизить затраты на транзакцию и повысить безопасность, используя блокчейн для отслеживания потоков валюты внутри счетов, не полагаясь на внешних платежных систем. Эти новые подарочные карты даже позволяют переводить остатки и транзакции между продавцами через общую бухгалтерскую книгу.

Блокчейн

может снизить стоимость транзакций и изменить экономику.

Преобразующие приложения еще далеко. Но имеет смысл оценить их возможности сейчас и инвестировать в развитие технологий, которые могут их реализовать. Они будут наиболее эффективными, когда будут привязаны к новой бизнес-модели, в которой логика создания и получения ценности отходит от существующих подходов. Такие бизнес-модели трудно принять, но они могут открыть для компаний возможность роста в будущем.

Подумайте, как должны будут измениться юридические фирмы, чтобы смарт-контракты стали жизнеспособными. Им потребуется приобрести новые знания в области программного обеспечения и программирования блокчейнов.Им, вероятно, также придется переосмыслить свою почасовую модель оплаты и поддержать идею взимания комиссии за транзакцию или хостинг по контрактам — это всего лишь два возможных подхода. Какой бы курс они ни выбрали, руководители должны быть уверены, что они понимают и протестировали последствия бизнес-модели, прежде чем переходить на какой-либо переход.

Сценарии трансформации будут реализованы в последнюю очередь, но они также принесут огромную пользу. Две области, на которые они могут оказать серьезное влияние: крупномасштабные общедоступные системы идентификации для таких функций, как паспортный контроль и принятие решений на основе алгоритмов для предотвращения отмывания денег и сложных финансовых транзакций, в которых участвует множество сторон.Мы ожидаем, что эти приложения не получат широкого распространения и критической массы как минимум еще десять лет, а возможно, и больше.

Преобразующие приложения также приведут к появлению новых игроков на уровне платформы, которые будут координировать и управлять новыми экосистемами. Это будут Google и Facebook следующего поколения. Для реализации таких возможностей потребуется терпение. Хотя сейчас может быть преждевременным начинать в них вкладывать значительные средства, разработка необходимых основ для них — инструментов и стандартов — все еще имеет смысл.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

TCP / IP, скорее всего, не только предоставил хороший шаблон для внедрения блокчейна, но и облегчил ему путь. TCP / IP стал повсеместным, и приложения блокчейн строятся на основе инфраструктуры цифровых данных, связи и вычислений, что снижает стоимость экспериментов и позволит быстро появиться новым вариантам использования.

С нашей структурой руководители могут понять, с чего начать наращивание своих организационных возможностей для блокчейна уже сегодня.Им необходимо убедиться, что их сотрудники узнают о блокчейне, разрабатывать приложения для конкретных компаний в определенных нами квадрантах и ​​инвестировать в инфраструктуру блокчейнов.

Но, учитывая временные рамки, препятствия для принятия и абсолютную сложность достижения уровней принятия TCP / IP, руководителям следует тщательно подумать о рисках, связанных с экспериментами с блокчейном. Ясно, что начинать с малого — это хороший способ развить ноу-хау мыслить масштабнее. Но уровень инвестиций должен зависеть от контекста компании и отрасли.Компании, предоставляющие финансовые услуги, уже находятся на пути к внедрению блокчейнов. Производство нет.

Независимо от контекста существует большая вероятность того, что блокчейн повлияет на ваш бизнес. Очень большой вопрос — когда.

Версия этой статьи появилась в выпуске журнала Harvard Business Review за январь – февраль 2017 г. (стр. 118–127).

Концовка всей правды, объяснение

В несовершенной вселенной некорректный адвокат ведет, казалось бы, убедительное дело об отцеубийстве.Основанный на этой предпосылке, триллер Кортни Хант «Вся правда» содержит достаточно драматизма и интриги, чтобы удержать человека привязанным к стулу. Вся правда дела кажется уклончивой, но шокирующий финал разворачивает тщательно спланированный заговор убийства. В то время как детектив медленно кипит на протяжении большей части повествования, последние моменты вспыхивают во всей своей интуитивной славе и оставляют после себя несколько уместных вопросов. Если вы не можете разобраться в финале фильма, мы постараемся свести концы с концами за вас.СПОЙЛЕРЫ ВПЕРЕДИ.

Сюжет заговора Вся правда

Ричард Рэмси (Киану Ривз) борется со случаем отцеубийства. Обвиняемый — Майк Ласситер (Габриэль Бассо), молчаливый сын состоятельного юриста Буна Ласситера (Джим Белуши) и его жены Лоретты Ласситер (Рене Зеллвегер). Бун был найден мертвым в собственном доме с ножевым ранением прямо под сердцем. Доводы против Майка кажутся безупречными, поскольку есть свидетели, которые могут свидетельствовать о том, что Майк убил своего отца.Отпечаток пальца Майка найден на теле и орудии убийства, и в довершение всего Майк признал себя виновным в убийстве.

Офицер полиции, посетивший место преступления, слышал, как Майк сказал: «Я должен был сделать это давным-давно». Стоит отметить позицию Рэмси в этом деле — он друг и соратник покойного, а его назначила жена покойного для оправдания ее единственного сына. Эта предпосылка создает интригующую драму в зале суда с головокружительными поворотами и поворотами.По мере того, как слушание в зале суда продолжается, мы переносимся к моменту разрыва через воспоминания. Первым свидетелем является Анджела Морли, бортпроводник, работающий в составе экипажа частного самолета.

Когда она отвечает на вопросы о возвращении Майка и Буна из поездки в Стэнфорд, в воспоминаниях нам показывают, что кажется холодным между отцом и сыном. С учетом подростковой предрасположенности Майка, возможно, в этом нет ничего необычного. Но когда водитель лимузина приходит рассказать свою историю, мы руководствуемся визуальными подсказками из личной жизни Буна.Бун был человеком сомнительного характера — у него были романы с несколькими женщинами, он был высокомерен и вспыльчив и относился к своей жене с небольшим уважением.

Рэмси тем временем взял под свое крыло живого детектора лжи Джанель Брэди (Гугу Мбата-Роу), дочь известного адвоката Уолтера Брэди. Она считает, что и водитель лимузина, и бортпроводник скрывают правду. Лоретта выходит на трибуну, чтобы засвидетельствовать и подтвердить подлость своего покойного мужа. Когда она возвращается к моменту разрыва, мы узнаем, что Лоретта подверглась физическому насилию со стороны Буна в день его смерти.После драки она пошла принять душ, а когда вернулась, Майк, очевидно, уже сделал это. Рэмси представляет фотографии израненного тела Лоретты в качестве доказательства в суде.

Майк решает прервать молчание и представить заявление в суде. Он подтверждает все показания свидетелей и добавляет, что убил Буна не для того, чтобы защитить Лоретту, а для себя. Ошеломленный суд слышит его версию правды. По словам Майка, его отец с раннего подросткового возраста подвергал его физическому насилию и изнасилованию, а акт убийства был отчаянной попыткой спастись от отца.Обвинение вызывает Анжелу Морли, чтобы подтвердить рассказ Майка, и после того, как Джанель допросила в суде, помощник признался, что проводил слишком много времени в кабине пилота. Дело выиграно. Однако вся правда кажется совсем другим.

Концовка «Вся правда»: кто убил Буна?

Это вопрос, который фильм хочет, чтобы вы задали. Хотя вначале дело кажется довольно убедительным, кажется, что под поверхностью таится горькая правда.Хотя с самого начала было решено, что убийца — Майк, Джанель первой почувствовала причастность Лоретты к преступлению. Когда она противостоит Лоретте, она кажется уклончивой. Однако на протяжении всего фильма прослеживаются некоторые несоответствия. Еще до того, как прокурор закончит свой вопрос, детектив говорит, что главным подозреваемым является супруга. Однако после разговора с полицейским он убедился в обратном.

Если подумать, заявление Майка «Я должен был сделать это давным-давно» демонстрирует ненависть к своему отцу, но не доказывает его причастность к убийству.Можно спросить, а как же отпечатки пальцев? Если вы помните, в то время как судебно-медицинский эксперт ничего не разглашает в суде, воспоминания указывают на несоответствие между показаниями Лоретты и прядями волос, найденными на месте происшествия. Более того, когда мы видим, как друг Майка Алекс играет подглядывающего в воспоминаниях, мы чувствуем жестокость в обращении Буна с Лореттой, но ни в одном кадре не видно, чтобы Бун бил Лоретту. Даже Майк не может поверить в это и просит, чтобы его мать успокоилась.

После того, как дело выиграно, Майк рассказывает Рэмси в ванной о часах, найденных на месте преступления. В воспоминаниях часы Рэмси вскоре видны под кроватью, после чего Лоретта ловко поднимает их. По мере того, как разворачиваются последние моменты, мы видим правду собственными глазами, когда виновный Рэмси возвращается к инциденту. Мы видим, как Рэмси в капюшоне ранит Буна, когда тот возвращается из поездки; находясь в ванной, Лоретта бьет себя, чтобы использовать следы синяков в качестве доказательства. Майк возвращается с футбольной тренировки раньше обычного, поэтому у соучастников преступления нет времени на сокрытие.

У Рэмси и Лоретты роман?

За каждым актом убийства стоит причина, особенно, как указывает прокурор, в случае умышленного убийства первой степени. Как это часто бывает в преступлениях на почве страсти, у Рэмси и Лоретты, скорее всего, роман. Что-то в Рэмси с самого начала беспокоит публику. Рэмси, похоже, вовлечен в дело на личном уровне, но предпочитает действовать отстраненно. Его разговоры с Лореттой вне судебных заседаний часто носят тревожный характер.Кажется, он находится под каким-то давлением, и когда Джанель противостоит ему о Лоретте ближе к концу, он увольняет ее, говоря, что их главная обязанность — добиться оправдания Майка.

В конце фильма, когда Рэмси вспоминает свой разговор с Буном, аудитория может подслушать некоторые из них. Бун подозревал, что у Лоретты роман, и Рэмси тут же говорит, что ему следует подать на развод. Бун, возможно, уже знал о романе Рэмси и Лоретты и встретился с Рэмси, чтобы узнать его реакцию.Когда влюбленные заподозрили, что Бун знал об их романе, они вместе планировали убрать его из поля зрения.

Действительно ли отец приставал к Майку?

В заявлении Майка в суде он находит язык, чтобы раскрыть, что Бун пытался изнасиловать его в день убийства Буна. Далее он говорит, что с 12 лет Бун приставал к нему много раз, в том числе в день обратного рейса. Суд привлекает бортпроводника для повторной проверки.

Она начинает с отрицания обвинений, выдвинутых против Буна, но после допроса Джанель признается, что провела около 10 минут в кабине с пилотом и вторым пилотом. Как оказалось, она также встречается со вторым пилотом Гинзбургом, и вскоре после этого она вспоминает, что ее время, проведенное в кабине, может составлять более 10 минут. Бун мог изнасиловать своего малолетнего сына во временном окне, и теперь у обвиняемых есть дело.

Однако более вероятно, что обвинение в растлении было сфабриковано Майком.Для такого многообещающего вундеркинда, как Майк, не составит труда обнаружить трещины в правовой системе. Он не разглашает этот факт вначале, так как прокурор взял бы верх. В конечном итоге все сводится к заявлению Майка против Морли, и достаточная хитрость позволяет Майку выиграть дело для себя. Однако в сцене, где Майк противостоит Рэмси, становится ясно, что Майк не был изнасилован своим отцом.

Майк обвиняет Рэмси в убийстве Буна, и Рэмси мягко отвечает, напоминая Майку, что он говорил под присягой.